Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

Вход Вход
iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



СВЕЖИЙ НОМЕР


Органические молекулы в космосе
 
 

  Знание - Сила РФ  
Вы думаете, «Знание-Сила» ограничивается только бумажной версией? Ничего подобного. Здесь, и только здесь, вы сможете прочитать то, чего те, кто не придёт на наш сайт, не узнают никогда! В этом разделе, который можно было бы назвать также «Знание-Сила+» - электронные материалы о научных событиях, идеях, открытиях и проблемах, у которых нет и не будет бумажного аналога. Не упустите!

Морские волки Британии

Юрий Кирпичев

Немногие знают, что за полтора века существования российского парусного военного флота державой было построено и куплено (а один даже захвачен) 410 линейных кораблей. (Ю. Кирпичев, «Четыреста русских линкоров», «Знание-Сила» № 10 за 2009 год). Это очень много, учитывая, что корабли сии были чрезвычайно дорогими вообще и потому крайне обременяли государственный бюджет, а уж российской постройки были дорогими особенно! Например, Франция, признанная вторая морская держава мира за то же время обзавелась 325 линкорами, и лишь Британия, владычица морей, ввела в строй больше, около 850.


Г.С. Мусикийский. «Екатерина I
».

Зато всем известно, что у истоков русской военно-морской мощи стоял Пётр I. Тем более удивительно, что именно отсутствие приличного флота помешало его вдове, царице Екатерине Iвыразить свою материнскую любовь в полной мере. Причем случился сей неожиданный афронт всего лишь через год после смерти ее супруга, царя-реформатора, кораблестроителя, мореплавателя и плотника, созидателя флота России. А дело обстояло так. Когда на Анне, младшей дочери Екатерины и Петра, женился голштинский герцог Карл-Фридрих, то в качестве приданого он пожелал отнять у датчан Шлезвиг. Императрица слегка опечалилась – совсем недавно Дания была союзником России, помогала России в Северной войне, Екатерина гостила в Копенгагене. Но счастье дочери важнее и отзывчивая теща собрала 15 линейных кораблей (ЛК), 4 фрегата и 80 галер, а на суше приказала готовить корпус в 40 тысяч штыков.

Поход, однако, не состоялся. В мае 1726 г. сильная англо-датская эскадра в 31 вымпел пришла к Ревелю и привезла царице письмо великобританского короля, в котором тот недвусмысленно предостерегал венценосную сестру от необдуманных поступков. Причем эскадра сия осталась у Ревеля на все лето, что напрочь исключало помыслы о заморской авантюре. На следующее лето британские паруса снова замаячили на Балтике – и от затеи со Шлезвигом пришлось отказаться.

Призрачный флот

Увы, рамки статьи в журнале «Знание-Сила» позволили лишь констатировать данный факт, но не объяснить, почему легкий британский намек заставил царицу отказаться от десанта в Данию. Не пора ли восполнить упущение? Итак, могла ли Россия отвергнуть претензии заносчивой Британии?

Чтобы ответить на этот вопрос, воспользуемся документом «Реэстр коликое число Российского флота имеется: кораблей и фрегатов и протчих, и в которых годех спущены и кем деланы, також которые покупные и взятые швецкия» по состоянию на 1724 год и дополним его. В скобках указано число орудий, год спуска на воду и вывода из списков флота. (С.И. Елагин. Материалы для истории русского флота… СПб, 1875, Ч. V. Выписки 87 и 103.). На его основе Елагин составил следующий «Список кораблей Балтийского флота на лето 1726 г.»:

1.      «Фридрихштадт» (96) 1720-1736

2.      «Гангут» (92) 1720-1736

3.      «Лесное» (90) 1718-1741

4.      «Св. Петр» (88) 1720-1740

5.      «Св. Андрей» (88) 1721-1740

6.      «Фридемакер» (88) 1720-1736

7.      «Норд Адлер» (88) 1720-после 1740

8.      «Нептунус» (72) 1718–после 1732

9.      «Св. Александр» (70) 1717-1746

10.  «Ревель» (68) 1717-после 1732

11.  «Св. Екатерина» (66) 1721-1736

12.   «Исаак Виктория» (66) 1719-после 1739

13.  «Пантелеймон Виктория» (66) 1721-1736

14.  «Астрахань» (66) 1720-1739

15.  «Леферм» (66) 1713-1737

16.  «Дербент» (66) 1724-после 1739

17.  «Ингерманланд» (64) 1715-1739 (ремонт в 1725-27)

18.  «Москва» (64) 1715- после 1732 (с 1725 числился сверх штата)

19.  «Выборг» (64) 1713-1727 (бывшая «Св. Екатерина», переделана в прам)

20.  «Шлиссельбург» (64) 1714-после 1736 (ремонт в 1725-27)

21.  «Марльбург» (60) 1714-1747

22.  «Виктория» (56) 1706-1739

23.  «Полтава» (54) 1712-1732 (с 1725 числился сверх штата)

24.  «Св. Михаил» (54) 1723-1739

25.  «Рафаил» (54) 1724-1739

26.  «Не тронь меня» (54) 25 апреля 1725-после 1739 Р.

27.  «Девоншир» (52) 1714-1737

28.  «Британия» (50) 1714-1728

29.  «Вахмейстер» (50) 1681-после 1728

30.  «Страфорд» (50) 1700-1732 (с 1717 госпитальный корабль, с 1727 брандер)

31.  «Армонт» (50) 1713-1747

32.  «Рандольф» (50) 1712-1725

33.  «Перл» (50) 1713-после 1734

34.  «Принц Евгений» (50) 1720-после 1739

Примечание: корабль в русском флоте означал именно линейный корабль, самый мощный, предназначенный для боя в линии таких же гигантов, прам это плавучая батарея, а брандер – судно, наполненное горючими веществами, предназначенное для сжигания неприятельских кораблей и судов.

В «реэстр» включен корабль «Не тронь меня», спущенный на воду уже после смерти императора. В таком случае добавим еще и «Нарву»: (64/66) 1725 - после 1739. Итого 35 кораблей. Немало. Кажется, могли бы и потягаться с британцами! Не могли. Ибо список полон мертвых душ.

Во-первых, «Св. Александр» в Данию идти не мог, ибо в 1726 г. нуждался в тимберовке (так называется капитальный ремонт с переборкой корпуса), на каковую и был отправлен в следующем году. (Чернышев А.А. Российский парусный флот. Справочник. Т. I. – Воениздат. Москва. 1997). То же самое касается «Нептунуса», о чем говорится в сообщении корабельного мастера Р. Броуна. Со следующего года этот корабль, как и «Св. Александр», «Москва» и «Ревель», долго будет ждать постройки дока в Кронштадте, чтобы пройти там ремонт. (С.И. Елагин Материалы… Ч. V). Любопытно, не так ли? Корабли не проплавали и девяти лет, а уже нуждаются в капитальном ремонте.

Во-вторых, «Виктория» в список попала по старой памяти, поскольку еще в 1716 г. была переоборудована в транспорт. То же касательно «Страфорда», с 1717 г. служившего брандером, и «Вахмейстера», который в 1727 году числился кронштадтской брандвахтой, то бишь старой посудиной, стоящей на якоре у входа в порт для охраны оного.

В-третьих, «Девоншир» только в середине мая вернулся из Испании, крайне нуждался в ремонте и в поход идти никак не мог.

В-четвертых, «Шлиссельбург» также требовал ремонта и вскоре стал на тимберовку, причем его разрезали пополам и удлинили. В строй вошел через несколько лет.

Далее, 8 апреля 1725 г. был послан указ генерал-адмирала графа Апраксина вице-адмиралу Сиверсу, командующему Кронштадтской эскадрой: «… съ корабля Москвы 24-хъ фунтовыя пушки снять, а вместо их поставить 18-ти фунтовыя, которые взять с корабля Полтавы…».

Речь идет о том, что «Москва», прослужившая всего девять лет, по ветхости уже не могла нести тяжелые пушки, а «Полтава» по той же причине вообще разоружалась. Они перестали считаться боевыми единицами и с этого года «Москву» числили «сверх штата». Хотя разломают лишь через шесть лет. Значит, еще два корабля следует исключить.

Таковой же указ послан был 12 апреля: «…на корабле Ревель исподнiе 24-хъ фунтовыя пушки снять, а вместо оныхъ употребить с корабля Выборга 18-ти фунтовыя, понеже корабль Ревель в содержанiи помянутых пушекъ такой крепости не имеет, а что отъ конторы оберъ-сарваерской показано, что корабли де Москва и Ревель стары и надлежитъ де на оныя для легости поставить на верхнихъ декахъ пушки вместо 12-ти – 8-ми фунтовыя, на галфъ-деках вместо 6-ти – 4-хъ фунтовыя…» Выборг» в 1727 г. был переделан в прам. Еще минус два корабля.

19 апреля 1725 г. был послан еще один аналогичный указ – о снятии припасов и разоружении «Рандольфа» из-за крайней его ветхости. В этом же году корабль был разобран.

«Ингерманланд» – на нем следует задержаться. Это самый известный и лучший корабль Петра I, построенный по его проекту с особым тщанием, изрядно украшенный, его флагманский корабль во время пребывания в Дании, возглавлявший союзный русско-британо-датско-голландский флот, вошедший во все книги о флоте и даже в школьные учебники. Это на нем императрица сопровождала супруга в Данию. Так вот, этот образцовый петровский корабль провел всего пять кампаний, в 1726 г. давно стоял на приколе, был ветх, в море идти не мог и в следующем году встал на ремонт.

И, наконец, корабль Ревельской эскадры «Британия» недаром планировался к затоплению в случае нападения англичан – уже в следующем году встал вопрос о переделке его в прам или мачт-лихтер. В 1728 г. из него сделали прам.

Общее же состояние корабельных дел обрисовывает запись № 5755 от 10 октября 1726 года в журнале адмиралтейств-коллегии:

«…корабельные мастера Козенцъ, Броунъ, Рамзъ, Меншиковъ … усмотрели, что военные корабли весьма гнiютъ и ни который в службе более 9-ти летъ быть не можетъ, також и ныне большiе 1-го, 2-го и 3-го ранговъ едва не все требуют велiкой починки…» (С.И. Елагин Материалы… Ч. V.).

Итак, четырнадцать кораблей из списка можно вычеркнуть. Оставшиеся двадцать один едва ли не все требовали великой починки и были разделены на Кронштадтскую и Ревельскую эскадры, так что противостоять англо-датской эскадре были неспособны. Резюме: на май 1726 года едва набралось два десятка кораблей и фрегатов, кое-как способных идти в дальний поход.

Таков итог флотосозидательной попытки Петра. Впрочем, ничего неожиданного не было: виду крайне низкого качества постройки его корабли выдерживали в среднем шесть кампаний, после чего приходили в ветхость и в составе флота числились лишь номинально. Тогда как европейские плавали десятки лет, обратите внимание хотя бы на указанный в нашей таблице трофейный шведский ЛК «Вахмейстер», прослуживший почти полвека. К тому же под конец царствования Петр вводил в строй меньше кораблей, чем требовалось для восполнения флота, тот старел и сокращался, поэтому о сопротивлении владычице морей думать не приходилось.

Роковой Ревель

Итак, англо-датская эскадра все лето 1726 г. по-хозяйски провела в Ревеле (ныне Таллинн), точно так, как десяток лет тому это сделала англо-голландская эскадра адмирала Норриса. Этот порт стал неким символом британской политики канонерок, точкой ее приложения, так что на его роли стоит остановиться подробнее.

Балтика в начале XVIII века оказалась на периферии мировой политики. Великие державы в то время были заняты борьбой за испанское наследство, оставили море без присмотра, чем Петр Iи воспользовался. Увы, не слишком ловко. Тут развилась каперская война, наносившая большой коммерческий ущерб и потому крайне неприятная солидным морским державам. И всем остальным тоже. Причем не только Карл XII требовал от своих каперов нападения на любое нешведское судно, но и Петр I спонсировал каперство! Мечтая при этом об иностранных торговых судах в гавани своей новой столицы…

Вот что писал английский посол в Москве: «В Архангельске был некий командор, голландец; фрегаты там были лучше укомплектованы русскими лоцманами и мореходами и иностранными матросами, которых каждый год сманивали из флотов [других стран]. Эти корабли теперь пиратствуют на Балтике». (Россия в начале XVIII в. Сочинение Ч. Уитворта. – М.: Изд-во АН СССР, 1988). Имелся в виду капитан А. Рейс, под командой которого три архангельских фрегата в июне 1710 г. были отправлены в Балтийское море и действовали как каперы.

Так аборигены развлекались более десяти лет, но вот война за испанское наследство окончилась, наступил Утрехтский мир – и европейцы стали налаживать разорванные торговые связи. Поелику же балтийская торговля была чрезвычайно важна для них, то англичане с голландцами быстро навели здесь порядок. Они старались помирить Карла XII с противниками, а для борьбы с каперами и для вразумления воюющих сторон начали посылать туда солидные эскадры.

Карла уняли быстро. В мае 1715 г. его эскадра обстреляла было Ревель, но на этом шведская морская активность и закончилась. Уже в июне адмирал Джон Норрис с 6 английскими и 8 голландскими линейными кораблями привел в этот порт огромный караван в 300 коммерческих судов! Вот как делаются большие дела. Оказывается, это английский адмирал широко распахнул дверь в Россию, пока царь каперствовал и рубил какие-то окна.

Кстати, сильный русский флот в составе 17 ЛК смело явился к Ревелю… лишь после прихода Норриса, в конце июня. В честь европейских судов царь устроил грандиозные торжества, в которых приняла участие и царица. Но не только купеческие суда пришли в новообретенные российские гавани под защитой Норриса. Вместе с его эскадрой прибыли три боевых корабля, купленные Петром в Англии: 54-пуш. «Лондон», 50-пуш. «Британия» и 44-пуш. фрегат «Ричмонд».

Норрис не спешил покидать Балтику, наоборот, он демонстративно давал понять, что Британия здесь всерьез и надолго, а купцам дал время для дел. Лишь под конец навигации, 16 августа он ушел из Ревеля, сопровождая большой караван торговых судов, в том числе и прибывших из Петербурга. Между прочим, под его надежной защитой царь отправил за границу отряд капитана Бредаля (2 корабля и 2 фрегата) и капитана Сенявина на корабле «Страфорд». Бредаль должен был принять в Англии три корабля, построенные в Голландии, а Сенявину поручалось посетить Голландию, Англию и Гамбург и доставить закупленные для русского флота различные предметы вооружения и гребные суда.

В 1718 году Норрис снова появился на Балтике. Поняв, к чему после русского вмешательства в немецкие дела идет дело, царь занервничал и запросил Лондон о намерениях английского флота. И немедля повелел принять срочные меры для защиты Кронштадта. В частности три больших корабля были приготовлены для затопления у входа в гавань. Вот у кого учился Нахимов топить свои корабли! Но Петр, в отличие от слабых духом потомков, верил в себя и в будущее, поэтому днища рубить не велел, а потребные для затопления камни приказал уложить в сетях, чтобы потом, при подъеме судов, их легче было вытаскивать.

Чтобы оценить мощь британского флота и размах его действий, вспомним, что летом того же 1718 года испанские линейные корабли перевезли из Неаполя в Палермо армию в 30000 человек. Та вскоре завоевала Сицилию, но победа сия стала последним всплеском былой испанской мощи. В ответ Англия отправила 20 линкоров под командой адмирала Джорджа Бинга, тот легко уничтожил испанский флот, и с тех пор старая морская держава утратила всякое влияние в Средиземном море.

Как видите, одной рукой отправляя на покой старую морскую соперницу Испанию, другой Британия осаживала чрезмерно резвого неофита Петра. Стремясь сохранить баланс, теперь она поддерживала Швецию и в 1720 г. Норрис с 25 линейными кораблями вновь появился на Балтике и соединился с 11 линейными кораблями и 8 фрегатами шведского адмирала Спарре. Но когда тот предложил напасть на русский флот, Норрис объявил, что прислан лишь для защиты шведских берегов, и хотя все-таки пошел на Ревель и даже немного пострелял там из пушек, но больше для порядка.

Так что Ревель город приметный, тем более что позже сам Нельсон врывался туда в погоне за русским флотом! Но вернемся к нашей теме: кто же командовал эскадрой, прибывшей туда с посланием от короля Георга I в 1726 г., и помешавшей России напасть на Данию? Был ли он столь же опасен, как Джон Норрис?

Атака Уэйджера

Был. Командовал англо-датской эскадрой сэр Чарльз Уэйджер. Сей славный адмирал принимал активное участие в войне за испанское наследство и вошел в историю как автор атаки своего имени(Wager'sAction), известной также как Первое морское сражение у Картахены-де-Индиас. Вспомните «Одиссею капитана Блада»: Сабатини дал благородному пирату многое от реальных персонажей и его блестящие победы имели в основе реальные исторические прототипы. Обычно упоминают Генри Питмэна, хирурга герцога Монмута, затем знаменитого пиратского «адмирала» Генри Моргана и французского корсара Жана-Батиста Дюкасса (Jean-Baptiste du Casse).

Что касается Моргана, то Сабатини действительно практически полностью включил историю его операций в Маракайбо в свой роман, а захват Картахены позаимствовал из биографии его французского двойника, корсара Жана-Батиста Дюкасса, назначенного в 1691 г. губернатором французской части острова Гаити. И все же остается ощущение, что с атакой Уэйджера он также был знаком.

Что же это за атака? Весной 1708 г. небольшая эскадра Уэйджера (три фрегата и брандер) крейсировала в Карибском море и в апреле остановилась у острова Пекенья-Бару в 30 милях от Картахены, чтобы пополнить припасы. Сэр Чарльз явно кого-то поджидал…

Испанцы, узнав об этом, отправили сообщение кораблям, стоявшим на якоре в Портобело.Это был важный порт на севере Панамы, откуда в XVII-XVIII вв. отплывал в Испанию знаменитый «серебряный флот». Его командир Хосе Фернандес де Сантильян, несмотря на предупреждение, все же решил идти в Картахену. Приближался сезон ураганов, да и остальной флот вместе с французским эскортом под командованием упомянутого выше Дю Касса собирался отплыть из Гаваны, направляясь туда же. На этот раз Дюкасс был на стороне испанцев и вел свои суда к городу, который взял штурмом в 1697 году…

В море вышли четырнадцать торговых судов под конвоем легко вооруженного халка и трех мощных галеонов: 64-пушечного «Сан-Хосе», 64-пуш. «Сан-Хоакин» и 44-пуш. «Санта-Крус». Вечером 7 июня испанцы ошвартовались у острова Бару, а на следующий день в 3 часа пополудни заметили эскадру Уэйджера. Через пару часов англичане напали на них и после жестокого двухчасового нока-рей боя (так называется бой на самом близком расстоянии, когда ноки рей противников практически касаются друг друга) обратили в бегство «Сан-Хоакин», а «Сан-Хосе» взорвался и затонул. Уже стемнело, но взошла полная луна, поэтому Уэйджер в два часа ночи продолжил поиски галеона «Санта-Крус» и вскоре захватил его. Захвачен был и один транспорт. На рассвете был обнаружен и «Сан-Хоакин», но он с оставшимися судами успел бежать в Картахену, а британцы не рискнули атаковать укреплённый порт.


Картина Сэмюэля Скотта «Морская битва при Картахене»

В принципе, сам бой не был особо примечательным: ну, в очередной раз была продемонстрирована агрессивность британских адмиралов и наличие их эскадр во всех океанах мира. Более того, хотя главное было сделано и Уэйджер не позволил перевезти золото и серебро в Европу, где оно обратилось бы в пули и ядра против Англии и ее союзников, свирепый британец был разочарован. Он говорил, что добычей могла быть крупнее, успей его фрегаты захватить «Сан-Хоакин». Поэтому их капитаны были разжалованы.

Примечательным был объект атаки! Уэйджер не зря крейсировал в этих водах в это время: Серебряный флот вез золото, серебро и драгоценные камни на сумму от 7 до 11 миллионов песо на «Сан-Хосе» и примерно столько же на «Сан-Хоакин». Но Уэйджеру не повезло – на захваченном «Санта-Крус» англичане обнаружили «всего» лишь 13 сундуков с испанскими золотыми песо и 14 кусков серебра.

Но история его атаки не завершилась и лишь сейчас подошла к финалу. Дело в том, что сокровища затонувшего «Сан-Хосе» давно манят искателей приключений, он стал истинным Святым Граалем дайверов. Но лишь 4 декабря 2015 г. президент Колумбии в своем Твиттере написал: "Отличные новости! Мы нашли галеон "Сан-Хосе!" А затем сообщил официально, что он найден военно-морскими силами Колумбии. Правда, стоимость сокровищ составляет не от 4 до 17 миллиардов долларов США, как предполагалось, а «всего» 3 миллиарда.

Да, матерого морского волка прислал великобританский король на Балтику, чтобы обучить Екатерину I международному политесу. И ведь прав был монарх! Сегодня вам Шлезвига захочется, завтра Крыма, а послезавтра Аляски?

Уэйджер вскоре стал первым лордом Адмиралтейства, а что касается Норриса, русско-шведского арбитра, то прошло совсем немного лет после гибели Карла и одоления шведов, как 8 февраля 1725 г. русский царь также покинул сей мир. Увы, в отличие от Карла, умершего по-солдатски, от случайной английской пули легко и быстро, Петр уходил долго и мучительно. Помер по нынешним меркам совсем молодым, в 52 года. Тогда как его постоянный визави адмирал Норрис, будучи старше на год или два, пережил царя на четверть века, и последний раз приходил на Балтику уже после его смерти, в 1727 году, сменив Уэйджера.

Возможно, Петр не зря более всего в жизни хотел быть английским адмиралом, ибо старость императора оказалась невеселой: болезни, измена жены, проворовавшиеся соратники, но главное, он практически перестал интересоваться самым своим любимым детищем, перестал строить флот! Зачем хлопотать, если дурно построенные из сырого леса корабли гниют и выходят из строя быстрее, чем спускаются на воду новые? Если морями все равно, как ни старайся, как ни напрягай силы державы, будет править Британия? А править морями значит править миром, как говаривал еще один британский морской волк и поэт, сэр Уолтер Рейли.

Вернуться назад

Архив статей

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source