Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

Вход Вход
iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Горячая новость:
Закрытие раздела "Электронный архив журнала" с 1 июля 2017 г.
 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР

Главная тема:

Градус страстей


Органические молекулы в космосе
 
 
  Проекты  
«Проекты ЗС» - это своего рода исследования, которые предпринимает журнал в отношении комплексов проблем, связанных с развитием науки, культуры и общества. Для рассмотрения этих проблем мы привлекаем специалистов из разных областей науки, философов, журналистов. Каждый проект – это их заочный диалог. Здесь мы выкладываем связанные с этим материалы: статьи, интервью, дискуссии.
Может же

Екатерина Наркевич

— Кирюша сказал, что если бы Яков пошел по его стезе, то он непременно бы ему помог. А пока сын не определился — помогать ему нечего, — пересказывает последние семейные новости солидная дама Ольга Ивановна мужу Сергею Ивановичу. Сергей Иванович в курсе всех дел, но в них не вникает. Зачем, у него есть Ольга Ивановна.

Они едут на троллейбусе и наблюдают за Садовым кольцом. Очень похожи друг на друга — тучные, аккуратно одетые, хмурые. За сорок лет совместной жизни Ольга Ивановна хорошо изучила супруга и знает наперед все, что он скажет. Муж болезненно воспринял отставку по службе, последнее время совершенно перестал помогать по дому. Стал игнорировать сына Кирюшу и внука Якова, расхондрился и научился на всех обижаться. Короче, расслабился.

Ольга Ивановна изо всех сил оберегала мужа от стрессов, от чего он решил, что нужно ее понукать и во всем наставлять. Хотя без нее был абсолютно беспомощным, вялым и недееспособным. Чтобы его не расстраивать больше, она всякий давала ему высказаться — так сказать, облегчиться морально. Его мнение ей было понятно заранее, потому что на все случаю жизни он говорил одни и те же прописные истины, от чего они стали не истинами, а занудством, сказанным ни к месту. Вернее, Ольга Ивановна забыла место, к которому пришлись бы прописные истины Сергея Ивановича. Сержа, как неофициально называла его она.

— Человек должен сам прокладывать себе дорогу, — многозначительно ответил Сергей Иванович, чуть наклонившись к супруге. Когда появлялась возможность толкнуть речь, лицо Сергея Ивановича багровело и потело. — Сейчас в Москве юристов — как грязи. Их столько сейчас, сколько никому не требуется. Яков должен сам найти свое место в жизни, иначе… — затянул он громким скрипучим голосом.

 

Когда-то у него в подчинении было много людей, а на последнем рабочем месте только двое. Хотя Сергей Иванович считал, что подчиняться ему должны трое. С ними он пытался проводить ежедневный инструктаж. Но третий — курьер Стас, долговязый невоспитанный студент — стажер, Сергея Ивановича начальником в упор не признавал. Инструктаж пропускал и дерзил.

Зайдет утром в контору, заберет корреспонденцию, быстро ее доставит и бездельничает. Ему больше делать ничего не надо, но он раздражал Сергея Ивановича свободными манерами. Если бы Стас инструктаж не прогуливал, то нареканий бы к нему не было. А так — он очень портил нервы Сергею Ивановичу. Если бы не Стас, в целом, работа была бы спокойной. Увы, и с нее сократили. Но Стас оставил в душе неприятный осадок.

 

Сергей Иванович затянул речь, как две капли воды похожую на другие речи. Ольгу Ивановну накрыло знакомое «дежа вю». Хорошим был человеком Сергей Иванович, но очень нудным. Вроде и правильно все говорит, но вешаться хочется. Иной раз, хоть с ним не заговаривай — как затянет свою тягомотину, можно надолго отключиться. Пристрастие к прописным истинам у него появилась с тех пор, как ему поручили проводить инструктажи по пожарной безопасности. Но там-то ладно, может быть, кому-нибудь в жизни они пригодились. Но какой аудитории можно посвятить речь о «своей стезе», Ольга Ивановна даже не представляла. Сколько речей она прослушала — можно со счета сбиться.

Чтобы оратора не прогневать, чаще кивала головой. Так бы и кивала бы себе, но сейчас в троллейбусе что-то у нее в душе перевернулось. Как-будто осенило: вот бы сейчас что-то случилось, чтобы он навсегда читать нотации перестал. Не удар апоплексический, не дай бог, и не землетрясение — чтобы невинные люди не пострадали. А так, что-нибудь нравоучительное и невредное для здоровья. А то сил больше нет никаких. Сейчас вот хотела с Сергеем Ивановичем поделиться планами сына Кирюши по трудоустройству внука Яши. Яков университет скоро закончит, но никак не определится, в какой области народного хозяйства юристом работать. На практике во многих местах побывал, но пока ничего не выбрал. Яков до последнего года был целеустремленным, а последний год как-то сдал. Но, похоже, что это беспокоит всех, кроме Сергея Ивановича. Иначе, зачем говорить формальности про «свою стезю»?! Ведь речь идет об единственном любимом внуке.

Говорит, говорит, слова с часами перетирает, как будто уши мои все стерпеть могут. Сколько же он пробубнил времени за нашу жизнь? Вот, если бы дельное что говорил… — с тоской подумала Ольга Ивановна. А сама по привычке кивнула, чтобы не огорчить супруга.

— Юристов в Москве, как грязи, — для убедительности Сергей Иванович повторился. Он часто повторялся там, где себе нравился и казался особенно убедительным. Но вдруг он будто запнулся и открыл рот. Подбородок затрясся и прилип к грузной шее.

Ольга Сергеевна посмотрела в направлении его взора и увидела следующее. За окном, вдоль дороги стояли юристы — в белых рубашках, бабочках и черных сатиновых полу рукавах до локтя. Но не сатиновые поддевки подсказали, что эти люди — юристы. Они держали плакаты «Юристов в Москве как грязи».

В нижней части плаката мелкими буквами было написано «Цитата Сергея Ивановича Наумова».

Сергей Иванович вдаль без очков не видел. Ольга Ивановна, наоборот, видела хорошо. Поэтому мелкий шрифт разобрала и убедилась, что их, правда, как грязи.

— Серж, это твоя цитата, — прошипела она. От волнения голос сел. Ситуацию получилась скверная — за слова Сергея Ивановича нужно отвечать. Но как? Сам Сергей Иванович ни за что никогда не отвечал. Вернее, только за одно — за проведение противопожарного инструктажа.

Юристы, завидев Сергея Ивановича, радостно заулыбались и замахали свободной от плакатов рукой.

Сергей Иванович нервно посмотрел на супругу. Он всегда так делал, когда что­то не понимал. Ольга Ивановна привыкла поддерживать мужа в любой ситуации, поэтому машинально ответила примерно таким выражением лица:

— Серж, ты молодец, не обращай внимания. Я сейчас все улажу.

В шоковом состоянии Сергей Иванович, обычно, молчал.

Поэтому и сейчас замолчал. По лицу стало понятно, что сознательно. Как только он прекратил речь, юристов поубавилось. Единичные не протестные пикеты — не в счет. Троллейбус подъехал, Сергей Иванович с супругой покинули транспорт.

 

Дальше пошли пешком. Дорога к ЖЭКу лежала сквером.

В этом месте у Сергея Ивановича обязательно срабатывал рефлекс рассуждения. Если где-то он и мог смолчать, то только не в сквере. Здесь это было практически невозможно. Убедившись, что юристов больше нет, Сергей Иванович продолжил:

— Наш Яков — бездельник. Только труд сделал из обезьяны человека, — изрек Сергей Иванович, стараясь о юристах не думать. Он привык о неприятностях не думать, потому что о них заботилась Ольга Ивановна.  — А он трудиться не желает, и без труда останется человекоподобным существом. Уже не обезьяной, конечно, все-таки, кое-какое образование получил, но и не человеком.

Ольга Ивановна вздохнула. Видно, супруга не переделаешь.

Они вошли в ЖЭК. Узнали, что попали в перерыв и смиренно сели на стулья. Зато после перерыва будут первыми. На улице стоял прохладный май. В помещении было тепло, поэтому погреться не помешает.

Через несколько минут дверь диспетчерской открылась и из нее вышла шимпанзе. Она несла папку с бумагами и ни на кого не обращала внимания. Потом ей навстречу вышла еще одна шимпанзе, но эта несла большой гаечный ключ. Видимо, как Яков, эта обезьяна института не закончила. Потом шимпанзе с ключом окликнули. Из комнаты отдыха мастеров вышел курьер Стас. Ольга Ивановна тоже его узнала. Супруг показывал сотрудников на фотографии. Стас тоже, как и вторая шимпанзе был одет в рабочий комбинезон. Он негромко что-то спросил у шимпанзе, та ответила Стасу на ухо. Она поманила его пальцем наклониться, потому что был выше ее на две головы. Стас захихикал, спросил: «Правда?». Потом получил от шимпанзе задание и удалился. Но Сергею Ивановичу подморгнуть успел.

Нашел другую работу — догадался Сергей Иванович и только тут испугался. Испугался, что не во всем еще ЖЭКе труд переделал обезьян. Может оказаться, что на замену смесителя ЖЭК пришлет к ним шимпанзе. Как она поменяет смеситель — непонятно.

Хотя шимпанзе лучше, чем Стас, опять подумал Сергей Иванович и с надеждой посмотрел на Ольгу Ивановну. Она сама тоже испугалась, но увидев лицо супруга, самообладания не потеряла и сделала лицо поддержки «Серж, все под контролем».

Она о чем-то стала догадываться.

— Серж, перестань, пожалуйста, говорить свои прописные глупости, иначе чего-нибудь накликаешь.

— Но Оленька…

— Серж, молчи, умоляю, — убедительно цыкнула она в надежде на то, что Сергей Иванович заткнется.

Сергей Иванович замолчал, крепко защелкнув рот. Он понял, что именно из-за него начали происходить загадочные вещи. Если признаться самому себе, то он не очень-то верил в то, что изрекал. Сам он, особенно, в обезьяний труд не верил. И про грязь из юристов придумал сам. Просто ему казалось, что изрекающий сентенции мужчина гораздо солиднее не изрекающего. Что чужая мудрость в его устах звучит убедительно, и Ольге должно нравится, что он такой умный. Книжек он не читал, и с народом общался мало. Поэтому до народной мудрости додумался сам, что старался демонстрировать Ольге Ивановне.

Сергею Ивановичу казалось, что вместо того, чтобы что-то делать, можно что-то говорить, Например, внук Яков часто у них гостил. Но Сергей Иванович очень ленился уделять ему время. Чаще всего с внуком он смотрел телевизор и даже шахматами не занимался. Сергей Иванович был представительским дедом. У других и такого не было. Сергей Иванович понимал свою номинальную ценность. Речей внуку он не произносил, потому что Яков рос подвижным ребенком. Стоило деду открыть рот, как внук исчезал из поля зрения. А говорить без слушателей Сергей Иванович не любил. Ему нравилось, как Ольга понимающе кивала в такт его словам. Может, и делала вид, что согласна. Но, поучив ее, Сергей Иванович испытывал колоссальное моральное удовлетворение:

Надо же, как без труда удалось быть кладезем человеческой мудрости. Хоть и теоретической.

 

Когда Сергей Иванович немного помолчал, и мастер отобедал, Ольга Ивановна подала заявку на замену смесителя. Они покинули ЖЭК без единой обезьяны. Дорога домой лежала через сквер.

— Давление сегодня высокое, — многозначительно заметила Ольга Ивановна. Она понимала, что причина обезьянам должна быть, так почему бы животным не появиться от высокого атмосферного давления? Или низкого. Но снять подозрения с Сергея Ивановича было ее долгом. Или привычкой.

 

Шли домой молча. И все закончилось бы благополучно, если бы Сергей Иванович не взялся за старое. Правильно говорят, что привычка — вторая натура.

— Наш Яков крайне избалован. Он думает, что жизнь — это все равно, что перейти поле. А прожить жизнь — это совсем не одно и то же, что перейти поле… — сказал Сергей Иванович прописную истину, и тут же она сбылась. Примитивно, конкретно и дословно. То ли магией какой Сергей Иванович заразился. То ли верностью занудству пробил плешь там, где нужно. Но истины его стали вещими. Они и без него были ничего себе. Недаром собрали в себя мудрость, фольклор, предания и газетные штампы.

Не успел закончить Сергей Иванович про поле, как сквер растворился, и они оказались посреди огромного поля. Перейти которое, по его завещанию, очень трудно.

Ольга Ивановна окончательно убедилась, что произошло. Она поняла, что Сергей Иванович стал как бы «каркать». То есть, как только скажет то, что никому не нужно, сразу перед ним раскрывается буквальный простор формальных глупостей. Конечно, широкое поле — это не глупости. Пословицы с поговорками своими корнями уходят в добротную народную мудрость. Но изрекать их в таком количестве в адрес Ольги Ивановны, когда она и так женщина мудрая, наверное, лишнее. Она давно об этом думала, но теперь удивилась — как была права.

Оказавшись перед разливным бескрайним полем, Сергей Иванович резко выдохнул, пропотел и сказал:

— Ух. В поле, Оленька, за ветром не угонишься.

И тут же поле стало абсолютно безбрежным. Торчавший вдали сквер и дома исчезли, и завыл протяжный тревожный ветер.

— Серж, я хотела тебя спросить, — робко начала Ольга Ивановна, опасаясь, что Сергей Иванович материализует еще какую-нибудь стихию. — Ты зачем про поле сказал?

— Я не знаю, чтобы ты понимала…

— Серж, я в порядке. Ты надоел мне даже, немного. Прости, пожалуйста.

В другой день таким заявлением она сильно разозлила бы Сержа. Он разгневался бы и раскричался.

Если не раскричался, то обиделся бы та-а-а-ак, что лучше бы раскричался.

— Так я, Оленька, для тебя же…

— Только лишнего сейчас не говори, пожалуйста. Ты видишь, что от твоих слов получается. Лучше придумай, что делать.

К этому Сергей Иванович не привык точно. Он привык морали читать, а думать, что делать, не привык.

— Я…

— Серж, если ты сейчас что-нибудь дурацкое скажешь, то мы отсюда никогда не выберемся.

Ольга Ивановна потопталась на месте в поисках выхода.

Сначала испугалась, но потом мобилизовалась. Она всегда находила выходы, особенно, когда вытаскивать из ситуации нужно Сергея Ивановича.

— Выручить нас можешь только ты, — начала она медленно, но решительно. — Скажи что-нибудь человеческое, а не как всегда. Не спеши, подумай прежде. Если сомневаешься, лучше молчи.

Иванович подумал-подумал и промолчал. Потом еще подумал и опять промолчал. Поле на глазах рассеялось и превратилось в привычный сквер.

Ольга Ивановна быстро засеменила к дому. Сергей Иванович поспешил за ней.

Дома он молча поужинал. Плотно, но без аппетита. Сел смотреть телевизор, изучил репортаж про разведение страусов в домашних условиях и открыл рот, чтобы сообщить Ольге Ивановне, что у страусов, как у людей, вожака выбирают не за интеллект. Но потом передумал делать сообщение и сказал:

— Оленька, давай я посуду помою.

Комната страусами не наполнилась, но от предложения Ольге Ивановне стало приятно. Может же, если хочет.

 

Об авторе

Родилась в 1965 году. Живет в Москве, работает психотерапевтом. По образованию врач и журналист. Пишет рассказы, обзоры культурных событий и театральные рецензии, научно-популярные статьи по психологии о взаимоотношениях, особенностях детского и подросткового периода. В каждом рассказе содержится позитивный выход из сложной ситуации, заимствованный из жизни.
Лауреат литературных конкурсов, печаталась в сборниках «Офисный акын», «Русский stiL 2012», «Венский литератор 2011», в журнале «Худеем правильно» (федеральный журнал «Здоровье»), является ведущей колонки на сайте «псифактор».

Вернуться назад

Архив статей

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source