Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

Вход Вход
iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Горячая новость:
Подписаться на журнал "ЗНАНИЕ-СИЛА" стало проще
 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР

Главная тема:

Тексты и История


Органические молекулы в космосе
 
 
  Проекты  
«Проекты ЗС» - это своего рода исследования, которые предпринимает журнал в отношении комплексов проблем, связанных с развитием науки, культуры и общества. Для рассмотрения этих проблем мы привлекаем специалистов из разных областей науки, философов, журналистов. Каждый проект – это их заочный диалог. Здесь мы выкладываем связанные с этим материалы: статьи, интервью, дискуссии.
Феномен

Виктор Ларин

— Дорогой, мне больно это тебе говорить…

— Ни слова больше, дорогая! Все уже сказал за тебя частный детектив. Кстати, этот парень превосходный фотограф. Вот, прислал мне счет, хочешь, посмотреть?

— О…

— Ничего страшного. А, снимки? Полагаю, в рамках благопристойности. Если это послужит некоторым утешением, сознаюсь, что мне ужасно жаль. Ведь и я тебе тогда солгал: не было никакой поездки к деловому партнеру… Ты понимаешь, что я хочу сказать!

— О да! Правда рвется из нас наружу вопреки разуму… Боже мой! Что с нами!

Так началось у многих странное психическое расстройство, длившееся целые полгода. Это было хуже всякого умопомешательства. Люди были в совершенной растерянности. Никто не знал, куда спрятать затаенные мысли. Язык так и рвался на свободу, что, разумеется, к хорошему не приводило. У дверей адвокатских контор выстраивались очереди: эпидемия разводов захлестнула цивилизованные страны. (В странах, менее цивилизованных, вопрос решался побитием камнями, либо кастрацией — зависело от пола изменщика и сложившихся традиций.)

Интернет подхватил новость первым; лишь спустя некоторое время телезрители и читатели газет на обоих полушариях были официально оповещены о действительном значении этого необычного Феномена. «Будьте осторожны со словами!» — такие заставки появились на экранах, полностью вытеснив сюжеты о стиральных порошках и радикальных средствах от недугов. Пешеходы на тротуарах теперь старались обходить стороной высотные здания рекламных агентств, чтобы не быть покалеченными падающими из окон телами. Когда вслед за заходом солнца в городах наступала ночь, на улицах появлялись какие-то люди, старательно прячущие лицо. Оглядевшись вокруг — не видит ли кто? — они карабкались по стенам домов с ножом в зубах. Бедняги подвергали себя опасности сорваться вниз, когда в безумном неистовстве полосовали красочные полотнища. Это внезапное пробуждение совести не вызывало восторга у уборщиков улиц. Не Бог весть какое счастье, очищать по утрам тротуары от обломков рекламных щитов.

— Всем на пол! Это налет! — кричали дюжие парни в масках, врываясь в торговые залы магазинов. Товары — банки, косметика, подгузники — все летело в большие брезентовые мешки. Мешки тотчас вытаскивали наружу и бросали в кузов мусоровоза. «Фуфло! Красивые этикетки, рассчитанные на дураков! — внушали насмерть перепуганным покупателям парни, размахивая дубинками. — Вы тут все болваны, глупые пескари, клюнувшие на приманку! Хозяин так и велел передать!»

Владелец антикварного салона сидел в своем кабинете, отодвинув в сторону калькулятор: его убытки были уже подсчитаны. В бутылке еще оставалось немного виски, — последнего средства, которое помогало ему сохранять некоторое присутствие духа. Весь день он диктовал своему белому от ужаса секретарю письма, начинавшиеся стандартной фразой «Милостивый государь, я мошенник», и затем тотчас же подписывал очередной чек. Ему казалось, что его рукой водит неподвластная ему сила. «Неизвестный Сезанн! «Ранний» Ван-Гог — это придумать же… — бормотал он, засовывая чек в конверт. — Боже мой, это конец! Я разорен! Что бы сделать? Мой эксперт по картинам постимпрессионистов, подписывавший бумаги, подтверждающие их «подлинность», кажется, выход нашел! Но это так неэстетично — висеть на подтяжках с вывалившимся языком… Спущусь-ка в гараж… На автострадах осталось еще немало столбов от рекламных щитов… Да, пожалуй, это стоящая мысль!»

В большинстве мировых столиц ночи напролет не гас свет в окнах правительственных зданий. «Все заседают!» — восклицали толпившиеся на площадях люди. Какой­то подвыпивший гражданин, поглядев на огни, бормотал в виде самоутешения: «Не мешало бы имвысидеть Закон, запрещающий болтать правду, — ведь тоже, наверное, люди женатые. Впрочем, все равно: язык себе не отрежешь. А домой идти, однако, надо».

Хонист Бой, кандидат от оппозиции, встав рано, чтобы подготовиться к предвыборному выступлению, ухмыльнулся, когда через окно своей штаб-квартиры увидел все еще желтевшие огни за стеклами Большого Дома. «Сидите? Ну, ну! Недолго вам осталось сидеть, — говорил он, массируя руками лицо. — Скоро я стану Президентом Державы. И тогда… почищу вашу авгиеву конюшню. Уж будьте покойны!»

Он повернулся к большому зеркалу на стене и ободрительно улыбнулся своему отражению.

— Дамы и господа! — заговорил он своим приятным баритоном. — Вы знаете мое имя[1]. Это имя… имя… Что за черт? Ведь еще вечером зубрил, как тупой школяр…

В голове у него что-то щелкнуло.

Иначе он не мог это описать. Именно щелкнуло. Как будто кто-то нажал клавишу «мышки» и открыл требуемый документ. После мгновенной паузы Хонист Бой расхохотался.

— О! Ну и шутник мой родитель! Вы же знаете, как они сентиментальны, эти старые мафиози, для которых семья…

Настойчивый стук в дверь прервал экскурс в золотое детство Хониста Боя.

— Ну что еще? — неохотно откликнулся он.

— Открывай, Хони. Нам пора ехать. Пресса уже ждет.

Хонист Бой неохотно отпер дверь.

— Арчи, у меня нет желания куда-либо ехать! И вообще, я болен.

Пресс-секретарь жестко улыбнулся и, шагнув через порог, положил руку на плечо Хониста Боя.

— Ничего, Хони, я помогу тебе выздороветь.

Хонист Бой отступил, пропуская пресс-секретаря в комнату.

— Ты не поверишь, Арчи, но я говорю тебе правду, — уныло сказал он.

— В это действительно трудно поверить. Ты часом не напился? А то у меня есть таблетки…

— А от правды у тебя нет таблетки? — с надеждой спросил Хонист Бой.

Часом позже, лежа на кушетке в кабинете своего психоаналитика, он безуспешно пытался вспомнить, где и как подхватил заразу. (К слову сказать, именно Хонист Бой первым заговорил об инфекционной природе Феномена.) Когда пострадавший от правды политик очнулся от столбняка, в который был ввергнут неожиданностью и необычайностью случившегося, то первой его мыслью было: террористическая атака. Но тут он вспомнил карту из телевизионных новостей, дававшую вполне наглядное представление о масштабах предполагаемой «атаки», и его немного смутило, что такое вообще могло прийти ему, человеку здравомыслящему, в голову. «Вздор! Это сколько зараженных фанатиков надо было пораскидать по странам, чтобы провернуть такое! Наверняка дело рук вояк в белых халатах. Раззявы!..»

А в городах, где эпидемия правдолюбия свирепствовала особенно, воцарилась паника, словно перед концом света. Многие священники той или другой церкви закрывали свои храмы, осаждаемые многотысячными толпами ополоумевших людей; все рвались исповедаться, даже те, кто никогда не верил в Бога. В конце концов, пришлось вмешаться стражам порядка. Камеры в полицейских участках были переполнены. Вперемешку там сидели и те, кого взяли за попытку таранить трамвайным рельсом двери церкви, и те, кто явился в полицию добровольно: неразоблаченные преступники, изнемогавшие от распиравших их признаний. Усталые охранники успокаивали их, как могли, дубинками.

Судопроизводство пришлось поставить на поток. Слишком много открылось дел. И служители Фемиды, верные своему долгу, работали не покладая рук… то есть судейского молотка. Странные это были сцены суда — всегда странно смотреть, как обвиняемый помогает обвинителю. Обычно бывает как раз наоборот. У законников в отношении этих необычных подсудимых, так охотно и так по детски непосредственно рассказывающих присяжным, каким образом престарелая тетушка сверзилась со ступенек, была не совсем чиста совесть. С одной стороны: явка с повинной. Обстоятельство, смягчающее наказание. Но вот вопрос: насколько добровольно явились с повинной эти типы? И были ли они вполне вменяемыми, когда свидетельствовали против себя? У судей потели головы под париками. Когда в одной из европейских стран Коллегия юристов обратилась с запросом в Департамент юстиции, оттуда пришел ответ: «Сошлитесь на прецеденты». Как видно, невменяемыми могут быть не только преступники!

Между тем экономика многих стран шла под откос. Упал во всем мире спрос на товары, и виновником этого были сами производители со своей антирекламой. Конкуренты в непринужденной беседе по телефону запросто выбалтовали друг другу финансовые и промышленные тайны, что никак не прибавляло им ума и не шло на пользу делу. Вдобавок, банки стали отказывать в кредитах предпринимателям, слишком нелестно отзывавшимся о собственном бизнесе. Воочию подтверждалась древняя истина: «Язык мой — враг мой»! Правительства стран были в растерянности. Газеты и телевидение непрестанно вещали о падении кабинета министров в том или другом государстве и развлекали публику кадрами драки в парламенте: депутаты, отчаянно лягаясь, лезли на трибуну, чтобы заявить на весь свет, каких недостойных мерзавцев избрал народ.

Впрочем, утверждать, что свихнулся весь мир — от Японии до Аляски, — было бы преувеличением. На Земле оставалось немало мест, которых Феномен не коснулся. Райские уголки под тропиком Козерога. Там жили счастливые люди, не знавшие лжи просто от природы. Если бы кто-нибудь спросил кучерявоголового эдемца, как часто он лжет, тот ни за что не ответил бы «никогда», потому что это действительно было бы ложью. А ложь — это нехорошо, можно и бамбуковой палкой по голове схлопотать. Бесхитростное лицемерие эдемцев сродни инстинкту самосохранения. Не потому ли Феномен их пощадил?

Пока вконец растерявшиеся ученые анатомировали и томографировали тела несчастных самоубийц, мир готовился к катастрофе. Как раз вышла в свет книга Хониста Боя под названием «Надпиливание опор на случай будущего демонтажа». (По совету своего доктора, Хонист Бой сменил трибуну оратора на письменный стол; его оружием теперь стало перо, более послушное, чем предательский язык.) «Черт побери! — восклицали люди, прочитавшие книжку. — Нас что, теперь колонизуют марсиане с щупальцами? Этого только не хватало!»

Забегая вперед, нужно сказать, что Хонист Бой буквально попал пальцем в небо. Но об этом он никогда не узнает.

Видимо, ученые не зря кромсали замороженные трупы. ВИРУС все-таки обнаружился! Собственно, даже не вирус, а некое субмолекулярное создание неизвестной природы, предположительно занесенное на Землю метеоритом. Чип. Во всяком случае, эта штука воздействовала на работу левого полушария головного мозга — полушария, отвечающего за речь. Так вот почему люди-левши, у которых в голове все перевернуто, не утрачивали счастливой способности лгать, в отличие от невезучих правшей.

Когда результаты изысканий были опубликованы, мир вздохнул с облегчением. Повсеместно создавались фонды. Задача облегчалась тем, что в силу сложившихся обстоятельств, спонсоры теперь уже могли доверить свои деньги на благое дело, не опасаясь мошенничества. На какое-то время измученный правдой мир затих в ожидании.

И вот — Благая Весть! Вакцина получена! Это произошло в одной из медицинских лабораторий какого-то заштатного городка в центре Европы. Надо сказать, что в ней работали отнюдь не нобелевские лауреаты, тем не менее, результат их поисков произвел потрясающий эффект. Первого человека, испытавшего на себе действие вакцины, потом еще не раз показывали по телевидению. С экранов он исчез лишь после того, как был посажен в тюрьму за подделку векселя.

Поначалу стоимость вакцины была баснословной, пока в дело не вмешались власти. Воистину драконовские антимонопольные законы возымели свое действие. Народ не должен страдать из-за алчности сметливых фармацевтов! Во многих странах в срочном порядке создавались специальные Службы Спасения (ССС), которые и занимались проведением тотальной вакцинации населения. Из-за загруженности полиции (в городах вновь вспыхнули бунты), дело передали в ведение армии, этой извечной «палочки-выручалочки». Солдаты в белых халатах, натянутых поверх хаки, особенно не церемонились, хватали на улицах прохожих и приказывали оголить плечо; если на плече гражданина отсутствовал чернильный оттиск «вакцинирован», доставали из ранца армейский шприц-тюбик. Во многих аэропортах можно было увидеть молодых людей с огромными рюкзаками, набитыми упаковками ампул и шприцов, — волонтеры, они отправлялись оказывать помощь жителям менее благополучных стран. (Позднее туда же направились вертолеты с вооруженными десантниками: вожди некоторых племен посчитали подобную благотворительность излишней, и даже оскорбительной.)

В мегаполисах, с их многомиллионным населением, вирус оставил особенно ядовитые посевы в виде правдоборческих сект, члены которых противились восстановлению статус-кво. Улицы, по которым проезжали пятнистые грузовики ССС, нередко перекрывались пикетами людей с плакатами «НЕ ОТДАДИМ ПРАВДУ!»; в знак протеста многие натягивали на себя белые халаты с тремя буквами «с», одна из которых была символически зачеркнута; на людных площадях фанатики приковывали себя к фонарным столбам цепями. Тут и там пылали автомобильные покрышки. Кое-где — увы!— власти вынуждены были пустить в ход водометы, резиновые пули и слезогонку. Неблагодарное дело — спасать Цивилизацию! Солдаты со шприцами носились по задымленным кварталам за разбегавшимися бунтарями и приходили в ярость. Те, кто приковался к оградам и столбам, получили, по-видимому, не по одному уколу. (Можно было только догадываться: политиками они стали впоследствии или изворотливыми мошенниками? Сыворотка действовала безотказно.)

Ничего не известно о судьбе сектантов, которым удалось уйти от погони. Но, скорее всего, они все-таки сдались позже властям. Во всяком случае, в столицах новых вспышек инфекции как будто бы не отмечалось после тех памятных дней.

…Где-то в горах два крепких парня в шипастых ботинках и с рюкзаками за спиной вытаскивали из пещеры чумазого отшельника. Старик упирался.

— Не брыкайся, папаша. Это, как укус комарика.

Парни знали толк в своем деле. Один держал отшельника за ворот рясы, пока другой закатывал ему рукав и вонзал в плечо иглу шприца.

— Ну вот, а ты боялся, папаша. Все тип-топ. Мюнхгаузен теперь может отдыхать.

Спускаясь в долину, волонтеры молчали. И только, когда приблизились к лагерю, один вдруг сказал другому:

— Нильс, а у старика очень странная кожа, будто чешуя у ящерицы.

— Не моется. Цыпки.

— Гм. Может быть, и цыпки. — Парень гадливо вытер руки о штаны.

Поздно вечером двое пастухов, пасших в горной долине овец, стали свидетелями необычного небесного явления. Что-то взлетело к небу из туманного мрака над горами и быстро поднялось кверху; что-то плоское и круглое: вроде перевернутой тарелки.

— Гляди-ка, отец! Опять эта штука!

— Да… летает…

— Больно уж часто она летает.

— И то верно. Подбрось-ка кизяка в костер, что-то мне зябко…

А между тем инопланетный диверсант, проваливший свою цивилизаторскую миссию на планете с таким труднопроизносимым именем — Земля, направлялся со сверхсветовой скоростью к далекому созвездию. Он очень остро переживал свою неудачу. Надо сказать, что это существо с чешуйчатой кожей было не менее эмоционально, чем земной человек. «Как они меня подвели, неблагодарные! — огорченно думал он. — Ведь я хотел сделать их мир чистым и счастливым…»

Что ждет его на родине? Разжалование? Ссылка на примитивные миры?

Шершавой ладонью он погладил правое плечо — все еще ноет… Где-то на краю его сознания шевельнулась диковинная мысль: действительно ли надо всегда говорить правду?

Оказалось, что вакцина, впрыснутая против его воли безжалостными волонтерами, вовсе не бесполезна в иных ситуациях.

Он это смог осознать, когда по прибытии на родную планету был представлен за успешно проведенную операцию к Ордену Правдоносца I степени — высшей награде космического миссионера.

 

Об авторе

Родился в 1946 году в Одесской области. Окончил Московский гидрометеорологический техникум. 1971­2002 гг. работал на полярных станциях, где и начал писать фантастику. Работает инженером-метеорологом в Верхне-Волжском Управлении по гидрометеорологии, г. Нижний Новгород.

Публикации. Журнал «Юный техник», рассказы: «Особые рекомендации» (2001 г.), «Казнить нельзя помиловать (2002 г.), «Пожирающий время» (2003 г.), «Памятник» (2005 г.). Журнал «Искатель»: рассказ «Воспоминание о будущем» (2006 г.), повесть «Звезда» (2007 г.) Есть пара публикаций в местных журналах «Нижний Новгород» и «Черный Пруд» (2000 г. и 2007 г.). В приложении «Знание-сила: Фантастика» № 5 за 2007 г. и № 7 за 2008 г. публиковались рассказы «Воскресный пикник» и «Эстафета».



[1] Честный (англ.).

Вернуться назад

Архив проектов

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source