Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

Вход Вход
iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Горячая новость:
Закрытие раздела "Электронный архив журнала" с 1 июля 2017 г.
 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР


Органические молекулы в космосе
 
 
  Проекты  
«Проекты ЗС» - это своего рода исследования, которые предпринимает журнал в отношении комплексов проблем, связанных с развитием науки, культуры и общества. Для рассмотрения этих проблем мы привлекаем специалистов из разных областей науки, философов, журналистов. Каждый проект – это их заочный диалог. Здесь мы выкладываем связанные с этим материалы: статьи, интервью, дискуссии.
Программа максимум

Анна Михалевская

Была авария, взрыв. Яркая вспышка ослепила Джея, он утонул в языках пламени. Огонь ворвался в тело, что-то непомерное вывернуло Джея наизнанку. Вспышка прошла насквозь. Судорога. Теперь Джей знал — это называется боль…

Только не отключаться. Он должен помнить, кто он. Какие-то люди положили его на носилки, втиснули в вертолет… Джей очнулся в тихом белом помещении. Пахло болезнью и слабостью. Он рванулся, но тут же без сил упал на подушку. Он не знал, что дальше делать. Снова пришла боль. Джей должен был встать, но не мог двигаться. Мысли спутались. Он в ловушке. Блеклый луч солнца просочился сквозь больничные жалюзи, медленно полз по голой стенке.

Теряя сознание, он видел другую жизнь. Шумный город с блестящими домами и узкими, усеянными мертвецами улицами. Его рук дело? В той, другой жизни он знал, но, вернувшись, забывал ответ. После таких прогулок он медленно приходил в себя, смахивал капли пота с горячего лба, смотрел в пустой потолок. Он не хотел возвращаться. И не хотел оставаться здесь.

В одну из ночей Джей решился. Сжал зубы, рывком встал — сам, впервые за долгое время. Ноги сделали шаг, другой — пошатываясь. Джей вышел в коридор…

* * *

Начальнику отдела внедрения, корпорация «Новая жизнь», Анастэ.

Программа «максимум» успешно стартовала. Объект J-3 был задействован в военном конфликте с другими объектами, согласно сценарию программы его самолет потерпел крушение. J-3 получил серьезные, впрочем, излечимые для его уровня травмы. Сейчас он находится при ведомственном госпитале…

Блокировка эмоционального фона J-3 полностью снята, контур чувств восстанавливается — J-3 испытал боль, страх. Психика относительно уравновешена. Объект ведет себя естественно, реакции неотличимы от человеческих.

Куратор экспериментальной программы, Земля.

* * *

Под кроссовками хрустел гравий, камешки отлетали, катились, падали в воду. Порыв ветра ударил в спину — Джей ускорился, принимая игру. Утренние пробежки у озера стали правилом. Тело требовало движения, он привык к жесткой дисциплине, к большим нагрузкам. Там это было важно. Где именно — Джей не помнил. От прошлой жизни остался только тусклый металлический браслет на запястье. Сны не в счет. Город мертвецов был так же нем, как и его память… Джея не отпустили из госпиталя — поселили в гостевом флигеле, оставили под наблюдением.

Он заметил художницу еще в первый раз. Глаз привычно выхватил детали. Яркое свободное платье. Ловкие пальцы в разноцветных кляксах. Взъерошенная соломенная челка. Серьезные серые глаза. Пожалуй, слишком серьезные. Девушка сидела, упершись спиной в камни грота, и сосредоточенно работала. Она отвлекалась лишь на миг — бросить внимательный взгляд на Джея, и снова возвращалась к мольберту. Девушка не нравилась Джею, она была лишней, неправильной. Хотелось выхватить из ее рук карандаш, порвать лист. Внимательные взгляды, недоговорки — ему катастрофически не хватало информации. Он подавил вспышку раздражения. Девушка не виновата. Пусть рисует.

Постепенно раздражение сходило на нет. Через неделю Джей уже не представлял себе озеро без девушки в ярком платье. Пришло новое ощущение. Ощущение было приятным — силы прибавилось, он отвлекся от тревожных мыслей, перестал тяготиться пристальным вниманием врачей. Утром та девушка смотрела на Джея, и он невольно задерживал взгляд, рисуя портрет художницы в своем воображении. Каждый день добавлял новый штрих — родинка у брови, выгоревшая прядь волос, заложенная за маленькое ухо, мягкий детский профиль, нитка голубых бус... Когда она не пришла, Джей понял свою ошибку, но было поздно. Он слишком часто думал о ней, привык заполнять ею всего себя, жадно впитывать новые ощущения. Теперь она исчезла, и он почувствовал себя сломанным, неполноценным.

Он стоял возле озера, неизвестно на что надеясь. Ее не было неделю. Джей осел на землю, облокотился на стенку грота. Букет красных маков валялся у ног бесполезным веником, цветы стремительно вяли. Глупо было рвать маки. Так же глупо, как думать о ней. Это было неправильно. Он ввязался не в свое дело. Авария его изменила. Он никогда не будет прежним...

Высоко в небе глухо зарычал военный самолет. Джей вздрогнул — надо уходить. Он не стал подбирать цветы, нехотя встал, свернул на тропинку вглубь парка.

Джей услышал крик и тут же сорвался с места. Перемахнул через заграждение, скатился по склону. На дороге, раскинув руки, лежала девушка, беспомощно крутилось колесо перевернутого велосипеда, белые листы веером рассыпались по земле… Воспоминание вспышкой запульсировало в голове. Площадь смертников. Распростертые, неподвижные тела. Джей стряхнул наваждение. Он подошел к девушке, наклонился, убрал со лба непослушную челку. Кажется, дышит! Он наклонился еще ниже.

— Целоваться собрался? — Ее глаза пристально смотрели на него.

Джей отпрянул. Девушка пошевелила рукой, попыталась приподняться. Ойкнула, снова повалилась на землю. Джей подхватил ее, помог встать. Осмотрел руки, ноги — кажется, цела. Пару раз глубоко вдохнул, выдохнул, кое-как унял нервную дрожь. Ей повезло. И ему — тоже. Он вдруг понял: его место здесь. Не надо будет больше рисовать портреты в мыслях. Гораздо приятнее быть рядом.

— Я тебе цветы нес… — невпопад сказал он.

— Правда? — в серых глазах зажглись и погасли звездочки.

Джей растерялся, почувствовал, что краснеет, засуетился, собирая выпавшие рисунки. Подобрал один из них, застыл с листом в руках. Сердце сжалось — глухой удар. Джей задохнулся от вспышки новой боли. Эта боль не угрожала телу — хуже. Она уничтожала все, что он о себе знал. Джей не хотел быть таким. Он не хотел убивать. Но его желания ничего не решали. Рисунок жил. Снова был город мертвецов — его город, его мертвецы. Джей идет по телам двойников. Они лежат, скрючившись, тянутся к нему дрожащими пальцами. Он с наслаждением пинает тех, что еще живы, втаптывает их сапогами в грязь…

— Отдай! — девушка попыталась вырвать рисунок из рук, но он спрятал лист за спину.

— Где ты видела это? — Джей скомкал рисунок, швырнул в сторону.

Город мертвецов — его личный кошмар, запертый на десять замков от всех. Даже от пытливых врачей.

— Не рассказывай никому… Я не должна была…

Она сжала его руку, пальцы коснулись браслета. Джей вздрогнул. Его бросило в пот, стало страшно, как сразу после аварии.

— Что ты знаешь обо мне?

Девушка молчала. Он ведь знал, что с ней что-то не так. Она — враг. Ярость накатила волной. Джей медленно двинулся на девушку. Она в панике оглянулась, отступила. Боится? Пусть. Джей схватил ее за плечи, с силой тряхнул... На виске пульсировала жилка, голубые бусы рассыпались, застучали по гравию... Джей знал, что будет дальше. Тысячи таких лиц мелькали перед ним. Он больше не хотел…

— Извини, — Джей разжал пальцы, опустил глаза.

— Ничего… Я понимаю… — девушка попыталась улыбнуться дрожащими губами.

Джей огляделся, подобрал скомканный рисунок, старательно расправил, положил в карман. Чтобы помнить. Он не должен повторить…

— И даже не спросишь, как меня звать?

— Я прочитал на рисунке внизу. Грета?

Она кивнула и неожиданно легко рассмеялась.

* * *

Начальнику отдела внедрения, корпорация «Новая жизнь», Анастэ:

...Состояние объекта J-3 в пределах нормы. Хотя контур долгосрочной памяти отключен на 90%, объект успешно адаптировался к окружающей среде. По нашим расчетам это должно освободить достаточно ресурсов для переживания всего эмоционального спектра. Эмоциональный фон  несколько повышен, но легко поддается контролю... Негативный рефлекс на событие «самоликвидация» закреплен.

Браслет личности протестирован. Система немедленного обнаружения, контроль поведения и база информации в норме. Реакция на приближение к браслету других объектов ожидаемая — страх, агрессия.

Куратор экспериментальной программы, Земля

* * *

— Джей, завтра вылетаете на Анастэ! — ни один мускул не дрогнул на жестком лице посетителя.

Джей едва поборол первый импульс безропотно подчиниться приказу.

— Это невозможно! Уходите!

Он сжал кулаки — вряд ли у него получится одолеть гостя, но если его решат забрать силой, будет сопротивляться.

— Нет, возможно. Просто поверьте на слово, — отчеканил гость.

— С какой стати?

Мелко завибрировал браслет, Джей сделал еще шаг, и тут же взвыл от головной боли, повалился на кушетку. Дверь с резким стуком захлопнулась — гость ушел.

Он видел этого человека первый раз. И он был готов к его словам. Сознание хотело подчиняться и слушать приказы. «Просто поверьте на слово», — посетитель знал, о чем говорит. Так надо… Кому надо? Вопрос эхом разнесся в дребезжащей болью голове. «Мне!» — отвечал металлический голос со знакомыми интонациями недавнего гостя.

Анастэ… Анастэ… Джей переключил браслет, ввел запрос. Он вспомнил, как обращаться с этой штукой, еще когда лежал с травмой. Браслет много чего знал, но не все рассказывал. Скупые строчки бежали по голографическому экрану: Анастэ — вторая планета системы альфы Кентавра… атмосфера идентична земной… в прошлом веке открыт экспериментальный проект… Браслет пискнул. «Доступ к информации ограничен» — экран мигнул и погас. Такое сообщение он читал не первый раз. Очередной эксперимент? Он пойдет против приказа, и не полетит туда.

Они встречались с Гретой каждый день. Она вскользь спросила о прошлом, но что Джей мог сказать? Он лишь показал браслет — он весь там, в этой железке. Наверное, только благодаря браслету его сумели отыскать после аварии. Эпизоды, неизвестные имена, чужие лица обрывками всплывали в памяти. Удивленный взгляд, женщина медленно оседает по стенке. Красивая женщина в дорогом костюме, глава совета директоров… Цель уничтожена… Площадь смертников, и он в самой гуще толпы. Рядом смеется ребенок, обнимается парочка. Механизм бомбы уже запущен. Джей уходит не оглядываясь. Грета увидела его изнанку. Но пусть тот Джей навсегда останется на бумаге. А потом он испугался. А вдруг изнанка и есть он сам? Что Джей знает о себе? В любую минуту он может сорваться. Кто его остановит? Он же знал, что влез не в свое дело. Его дело — смерть. Джей не пойдет больше к Грете. Ради нее же самой.

Джей сунул в карман рисунок и вышел в ночь. Он брел, не разбирая дороги, с единственной целью — уйти, скрыться. Мокрый после дождя асфальт блестел серебром, редкие прохожие шарахались от Джея. Он видел страх на лицах и молча отступал в тень.

Его ничто здесь не держит. Ничто и никто. Джей резко остановился. Ему нужен вокзал. Браслет выдал кратчайший маршрут и Джей уверенно зашагал по улицам. Он уже видел серые башенки вокзала, огромный циферблат часов, считающих минуты его беспамятства. Джей толкнул стеклянную дверь, подошел к автомату. Сверился с картой, нашел маленькую точку на севере, подтвердил выбор. Автомат тренькнул, требуя оплатить билет. Джей растерянно моргнул. У него ведь не было денег. Проклятье! Джей стукнул кулаком по мигающему табло. Проходящий мимо человек в военной форме резко оглянулся, неодобрительно глянул на Джея. Снова западня!

Он выбежал на перрон. Перед носом пронеслись составы уходящего поезда. Джей набрал полные легкие воздуха и помчался следом. Он знал, сил не хватит, но он должен сделать хоть что-то… Поезд уже давно затих вдали, когда Джей наконец остановился, упал без сил на землю.

На скамейке рядом с автоматом сидел его старый знакомый.

— Не делайте так больше... — глаза смотрели тускло, неприятно, — Ее зовут Грета? — и он развернул сложенный вчетверо листок.

Джей хлопнул себя по карманам. Неужели выронил, когда бежал за поездом? Она просила никому не рассказывать! Сердце заныло, пропустило удар. Он должен защитить.

— Оставьте ее в покое! — Руки сами сжались в кулаки.

— И что вы сделаете? Ударите меня? — Улыбка не коснулась пустых глаз.

Кулаки разжались. Человек с жестким лицом все правильно рассчитал. Джей не сможет причинить боль. Рисунок не должен ожить.

— Джей, соберитесь, Вам завтра лететь!

Листок упал к ногам, Джей подобрал его, спрятал в нагрудный карман.

* * *

Начальнику отдела внедрения, корпорация «Новая жизнь», Анастэ:

…Произошел первый сбой программы. Объект J-3 попытался самовольно поменять поле эксперимента. Попытка неудачная, но, по нашему опыту, за ней последуют другие сбои. Агент на Земле получит дополнительный инструктаж.

Тем не менее, настаиваю на полной активации контура чувств. У объекта J-3 осталось еще несколько не пройденных диапазонов эмоций. Вы же знаете, чем заканчиваются недоработки в этом плане. Объекты должны быть устойчивы к сильным эмоциональным воздействиям, включая так называемые «высокие чувства». Самоликвидация J-1 и J-2 прямо на задании отнюдь не способствовала росту нашей популярности среди местных клиентов.

Куратор экспериментальной программы, Земля.

* * *

— Грета! — Джей облизал пересохшие губы.

Она обернулась, серые глаза округлились, мольберт полетел на землю.

— Что случилось, Джей?

Он спешил защитить Грету, сберечь от безликого человека, который теперь «знает». Но увидев ее, забылся. Стоял перед ней в перепачканной землей рубашке, не в силах сдержать неуместную улыбку. Ведь это их последняя встреча. Джей осторожно взял ее за руку, почувствовал, что краснеет — как некстати. Голос звучал издалека, Джей не сразу понял, что говорит он сам:

— Они видели рисунок, спрашивали о тебе. Грета, уходи.

Порыв ветра принялся неистово трепать легкий сарафан. Ткань доверчиво прижалась к тоненькой фигуре. Грета, не мигая, смотрела на Джея.

— Так скоро?

Она отвернулась, пошла вглубь парка. Джей подхватил мольберт, направился следом. Погода портилась: в парке носились клубы пыли, ласточки черкали небо острыми крыльями, воздух стал плотным, влажным. Свинцовая туча клубилась на горизонте, и они с Гретой шли прямо в ее пасть.

Он заговорил первым.

— Я улетаю. Скоро. Завтра…

Девушка вздрогнула, резко обернулась.

— Джей! — ее лицо вытянулось, упали капли с ресниц-стрелочек, — Ты можешь отказаться. Мы сбежим, они не найдут.

— Не могу, я должен… — Он не верил, что говорит эти слова.

— Джей, прости.

Внезапно Грета оказалась совсем близко, вжалась в него вся — цветочным ароматом, соломенными волосами, глухо бьющимся сердцем. Джей боялся пошевелиться. Растерянно замолчал металлический голос, его вечный советчик. Город мертвецов исчез — пробивая асфальт тонкими стеблями, потянулись к небу красные маки.

Земля давно перестала быть точкой отсчета — даже глазам. В иллюминатор смотрели тусклые звезды. Джей не знал, что будет так трудно. Грета звала его остаться. Она доверяла Джею. А он не верил даже себе. Металлический голос в голове набирал силу, скоро он сольется с его собственным. Рисунок жег нагрудный карман. Джей помнил — нельзя повторить, ни в коем случае. Надолго ли хватит сил? Надо вернуться. У него ничего больше нет. У него нет даже себя. Только Грета — настоящая.

Что это? Джей схватился за голову, скорчился в кресле. Боль стучала тяжелыми молотками, глушила слетевшую с катушек память.

В иллюминаторе плавно рос серый диск планеты. Металлический голос вырвался на свободу и теперь громыхал на весь командный отсек. Он не хотел слушать! Джей разнес пульт, сбил костяшки пальцев — но сообщение автоматом включилось снова. Он опустился в кресло, закрыл лицо руками.

* * *

Добро пожаловать на Анастэ! Вас приветствует корпорация «Новая жизнь»! Не совершайте резких движений, успокойтесь, выпейте оздоровительный коктейль! Память скоро полностью восстановится, и Вы почувствуете облегчение…

* * *

Джей поправил воротник униформы — резкие края врезались в шею, до чего же неудобно. А раньше не замечал… Бесконечный ряд серебристых мобилей — Джей поискал глазами свой номер, побрел к машине. Скоро он будет в ячейке.

Над небоскребами бушевал ураганный ветер, вот-вот разразится мощный дождь. Как похоже на их с Гретой последнюю встречу. Рука снова дернулась к воротнику — Джею стало нечем дышать. Что с ней теперь? Он показал Грете браслет — таких свидетелей корпорация не оставляет в живых. Почему он не вспомнил тогда? Так было надо… Впереди блестящей свечкой высилось здание корпорации. «Новая жизнь» — переливались красным огромные буквы. Джей отвернулся, сел в мобиль.

Он летел на Землю сдавать экзамен — его обучение в корпорации закончилось. Джей был готов к любому заданию. Брать штурмом стены небоскребов, пилотировать корабли, рассеять толпу, лишить город коммуникаций — все выполнимо. Тогда казалось, что выполнимо. Сейчас Джей уже не был так уверен в себе. Серая масса одинаковых униформ — безликая армия корпорации. И он среди них. Он такой же. Джей вспомнил рисунок. Нет, он другой, он лучше... Джей схватился за холодный металл, с силой рванул браслет. Грета. Родинка у брови, выгоревшая прядь волос, нитка голубых бус… Грета верила в него, а он подставил под удар самое дорогое. Он должен защитить, спасти… Джей потянул рычаг на себя.

Серебристый мобиль, копия тысяч других, каплей отделился от общего потока, набрал высоту. Огненным цветком взорвалась серая точка, здание корпорации дрогнуло, но устояло — лишь стекло верхних этажей дождем посыпалось вниз.

* * *

Куратору экспериментальной программы, Земля:

...Нам только что сообщили, что J-3 снова избавился от браслета личности и сбежал из закрытой лечебницы, куда он был помещен после инцидента с атакой здания корпорации. Одновременно пропал наш рейсовый корабль. Ожидайте — J-3 прибудет на Землю в ближайшее время.

Начальник отдела внедрения, корпорация «Новая жизнь», Анастэ.

* * *

Ветер рвал тучи в клочья, выл диким зверем. Глава корпорации устало откинулся в кресле, взгляд упал на бушующую за окном непогоду. Он потянулся за кофе, взял в руки теплую чашку, с удовольствием сделал большой глоток. Войны всегда были и будут. Их никто не отменит. Люди придумали, что они стали лучше, мудрее, правильнее. Нет, они просто выиграли свою маленькую войну с природой. И предусмотрительно забыли о цене этой победы. Трусливо прячутся по благоустроенным норам. Он хмыкнул, поставил чашку на стол.

Чего стоит цивилизованный человек, столкнись он нос к носу с первобытной неуправляемой агрессией? Человек разучился драться. А клоны — нет! Этим парням все равно, назовут их хорошими или плохими. Чувства клонов атрофированы — солдату они ни к чему. На счету у его армии не одна миротворческая миссия. Он покатал на языке слова, поморщился. Чего уж там. Клиенты корпорации любят красивые слова. Но они и не скупятся — за это можно потерпеть немного фальши. На носу очередной вооруженный конфликт — счета уже оплачены. Он пролистнул отчеты. Военный отряд укомплектован — новые солдаты готовы, «бывалые бойцы» прошли профилактику, все отделы дают отмашку. Отличненько!

Когда-нибудь и программа «максимум» принесет свои плоды. Он вздохнул. С новым поколением клонов не все так гладко — вчера сбежал J-3. Его, конечно, за пару дней поймают — Грета не даром считается лучшим агентом корпорации. J-3 сотрут память, отправят на карантин. Пока не поймут, где закралась ошибка. Новым клонам не гасят чувства — только воспитывают. Они неотличимы от людей, пригодны для заданий высокого уровня сложности. Отряд из десяти таких объектов сможет нейтрализовать целую страну. Примитивная сила первых клонов не откроет всех дверей. Врага надо знать в лицо, чувствовать кожей, иначе — как уничтожить?

 

Об авторе

Родилась в 1975 году в г. Одессе. В 2004 году окончила Одесский государственный университет им. Мечникова, специальность психолог. После окончания занялась частной психологической практикой, направление сказкотерапия. Начала писать авторские сказки. В этом же году были напечатаны отдельные очерки на тему сказкотерапии в журнале «Эниология». Больше нигде не печаталась. Как писатель чувствует себя органично в жанрах фэнтези, магический реализм, притча, сказка.
В настоящее время работает техническим писателем в ИТ компании «Комодо».
Лонг-лист конкурса «Активация слова», повесть «Марсиане» и цикл рассказов «По ту сторону от этой». Шорт-лист конкурса «Детское время», номинация «сказка», сказки «Колпак историй», «Сказка про Ганса», «Храбрый воин Сулиман». Финалист конкурса мистического рассказа Луганского клуба фантастики «Лугоземье», рассказ «Мартин и Марта».

Вернуться назад

Архив проектов

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source