Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

Вход Вход
iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Горячая новость:
Покупайте журнал «ЗНАНИЕ-СИЛА» в киосках города
 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР


Органические молекулы в космосе
 
 
  Проекты  
«Проекты ЗС» - это своего рода исследования, которые предпринимает журнал в отношении комплексов проблем, связанных с развитием науки, культуры и общества. Для рассмотрения этих проблем мы привлекаем специалистов из разных областей науки, философов, журналистов. Каждый проект – это их заочный диалог. Здесь мы выкладываем связанные с этим материалы: статьи, интервью, дискуссии.
После возвращения

Иосиф Письменный

Пролог

Обнаружив на своем столе судебную повестку, Руководитель Центра космических полётов пришел в ярость и приказал вызвать кнему дежурного офицера Центра майора Беллоуса. Когда тот предстал перед высоким начальством, в кабинете находился третий человек. Он сидел так, что Беллоус не мог разглядеть его лицо, и это сразу же не понравилось офицеру.

- Что это такое? – сдерживая ярость, спросило главное лицо космического центра.

- Повестка в суд, - невозмутимо разъяснил офицер.

- Повестка ку-да? - едва владея собой, задал следующий вопрос высокий начальник.

- В суд, - все так же невозмутимо разъяснил офицер.

- А по-че-му она оказалась на моем столе да еще поверх всех срочных бумаг? Вы, что, не знаете, что всякий сор положено не высыпать у меня на столе, а пе-ре-да-вать на-чаль-ни-ку мо-ей кан-це-ля-ри-и?

- На вашем столе она оказалась потому, что в суд приглашаетесь вы, а не начальник вашей канцелярии. А поверх всех других бумаг ее положил я, чтобы обратить на нее ваше внимание.

- Майор, мне надоело терпеть ваше присутствие, - после небольшой паузы надменно заявил начальник космического Центра. – Поэтому я решил вас досрочно отправить на пенсию. Решайте, с какой формулировкой вас уволить – "как несправившегося с работой" или "как скрывшего от начальства важные документы". Или вам больше нравится "как несоответствующего занимаемой должности"?

- Прошу прощения, сэр, но здесь находится еще одно лицо, и прежде, чем ответить, я бы желал знать, кто он такой. К сожалению, его идентификатор повернут к нам тыльной стороной, и я не могу прочесть его фамилию и должность.

От этого заботливого "к нам" Руководителя передернуло, и он опрометчиво брякнул:

- Нечего обо мне заботиться! Я и без вашей помощи прекрасно знаю, кто он такой. Это мой адвокат!

- Он ваш адвокат или адвокат Центра космических полётов? – вежливо уточнил майор Беллоус.

- А это не имеет значения. И мой адвокат, и адвокат Центра.

- Прошу прощения, сэр, но это невозможно. Если он адвокат Центра, то он и мой адвокат тоже. Если же он не адвокат Центра, а всего лишь ваш адвокат, то не имеет права находиться на территории космического Центра, в том числе в этом кабинете. Так что определяйтесь поточнее, кто сидит в этом кресле.

- Малыш, - гость неожиданно щелкнул выключателем настольной лампы, освещая свое лицо, и подал голос, - уважь своего профессора, не заставляй меня убегать, как зайца. Если ты сейчас проявишь снисхождение к своему старому, ха-ха, преподавателю, я тоже, возможно, сочту приемлемым не быть чересчур строгим к тебе во время предстоящих слушаний твоего дела. Ведь, насколько я понимаю, нам предстоит встреча в суде, и мы будем по разные стороны баррикад.

Беллоус узнал гостя и понял, что в дальнейшем ему предстоит тягаться с самим Большим Барри - Главным адвокатом Центра. Офицер еще не забыл, как весь их курс дрожал перед экзаменом, который они сдавали на юридическом факультете профессору Барри Тарку. Весь курс, и он, Беллоус, тоже. Ведь стоит получить у Тарка плохую оценку, и двери в Космический Центр перед тобой навсегда закроются.

Согласно неписанным правилам, все офицеры Центра должны были иметь диплом об окончании юридического факультета. Поэтому Беллоус не мог знать: то ли профессор Тарк действительно помнил его, то ли назвал Малышом, не сомневаясь, что офицер прослушал курс его лекций. Во всяком случае, теперь майор Беллоус мог надеяться, что его бывший преподаватель не позволит себе в предстоящей судебной тяжбе со своим бывшим учеником применять запрещенные приемы.

Не успел офицер сообразить, что ответить, как услышал из уст Большого Барри:

- Вот и молодец. Я вижу, что мы поладим... А теперь ответь своему шефу и по случайному совпадению моему клиенту в одном лице, что ты решил: с какой формулировкой он может тебя уволить?

- Профессор, объясните, пожалуйста, обоим: своему клиенту и моему шефу в одном лице следующее. Еще три дня тому назад он мог бы меня уволить с любой формулировкой. А сейчас, в соответствии с действующим законодательством, он не сможет этого сделать. До вынесения приговора по делу "Граф Тимофей Ангарский и маркиз Архимед Сиракузский против Руководителя Центра космических полётов".

- Почему?

- Три дня тому назад я получил уведомление из суда, что являюсь официальным адвокатом истцов при слушании этого дела.

- Браво, Малыш, я вижу, ты не зря протирал штаны на моих лекциях! Тогда удовлетвори мое любопытство. Ты знал, что сказано в "Положении о правах лиц, удостоенных дворянских титулов за заслуги во время космических полетов"?

- Скажем так. Сначала не знал. Но потом поинтересовался... После того, как в бортовом журнале "Альбатроса - 23" обнаружили приказ командира корабля о возведении за заслуги перед экипажем кота Тимофея и пса Архимеда в дворянское достоинство с присвоением им титулов графа и маркиза соответственно.

- Ясно, значит уволить тебя - уже после суда, разумеется - с формулировкой "как несправившегося с работой" или "как несоответствующего занимаемой должности", скажем так, будет трудновато... Почему же ты не доложил о правах лиц, удостоенных дворянских титулов, руководству Центра космических полётов?

Беллоус невольно восхитился, как ловко в своем вопросе адвокат подменил "Руководитель" на "руководство", выводя Руководителя Центра из-под удара, а заодно поставив ловушку ему, Беллоусу.

- Профессор, с формулировкой "как скрывшего от начальства важные документы" меня тоже не удастся уволить. В канцелярии хранятся три моих рапорта на имя Руководителя Центра космических полётов о необходимости обеспечить графа Тимофея Ангарского и маркиза Архимеда Сиракузского всем положенным в соответствии с правами лиц, удостоенных дворянских титулов во время космических полетов.

- Ты уверен, что три рапорта, а не два всего?

- Абсолютно. У меня имеются три справки из канцелярии о регистрации каждого рапорта.

- Вот так, - лицемерно посетовал Тарк. - Учишь вас на свою голову... Ладно, ступай, Малыш, а мы тут без тебя подумаем, как - ха-ха! - расправиться с тобой и твоими подопечными. Единственно, что от себя лично я могу обещать тебе, как своему бывшему студенту, так сказать, своему ученику: в вашем деле за рамки закона мы выходить не будем.

- Благодарю, господин профессор! Большего нам и не надо!

Глава 1

Описанному выше разговору в кабинете высокого лица предшествовал ряд важных событий. Начнем с того, что на Землю благополучно возвратился экипаж корабля "Каравелла - 54". Полет оказался нелегким: корабль неожиданно попал в метеоритный дождь и по указанию Центра совершил незапланированную остановку на астероиде № 32-317 для осмотра и необходимого ремонта. Но теперь все это позади...

... Мягкая посадка на Землю. Объятия, поцелуи, цветы, речи. И снова поцелуи, цветы, речи, объятия, смех и слезы...

Мало кто обратил внимание на то, что после основного экипажа "Каравеллы -54" на землю дополнительно ступили кот и трое котят, собака и двое щенят, а также одна коза - без козлят. А ведь именно им предстоит стать главными действующими лицами нашего рассказа!

... Выйдя из корабля, группа из восьми животных (кот, собака, коза, трое котят, двое щенят) не поспешила вместе с остальными к трибуне, а осталась возле траппа, словно ожидая чего-то или кого-то. Тут к ним и подошел майор Беллоус:

- Мне поручено встретить вас, - сказал он, предварительно представившись. - Пошли, что ли?

- Нет, - возразил кот. - Мы не можем отойти от трапа. Мы обязаны проследить за своим грузом.

- Да, - подтвердил пес. - Таково указание покойного руководителя нашей экспедиции достопочтенного сэра Сэма Старка: обязательно проследить за выгрузкой всех материалов нашей экспедиции. Иначе их потом будет трудно отыскать в обычной для таких выгрузок неразберихе.

- Вот именно. Мы обязаны проследить за нашим грузом. Ведь там результаты исследований на астероиде за период более ста пятидесяти лет, - поддержала обоих коза Анна-Мария-Тереза.

- Ну, что вы? Выгрузка может занять месяц и больше, - попробовал возразить майор.

- Мы знаем. Но это не имеет значения, - сказал кот.

- Достопочтенный сэр Сэм Старк нас предупредил, - поддержал его пес. - Мы ждали сто пятьдесят лет. Подождем еще месяц.

"Вот вляпался", - подумал Беллоус, и сказал вслух:

- Но я не смогу ждать возле трапа месяц.

- И не надо. Мы сами справимся, - заверил пес. - Мы имеем на этот счет инструкции от достопочтенного сэра Сэма Старка.

(Еще сегодня утром майор не имел никаких забот о животных, но врожденные пунктуальность и исполнительность сыграли с ним злую шутку: его угораздило спросить Руководителя Центра, как поступить с животными.

- Заботу о животных я поручаю вам, - нашелся Руководитель и укатил на космодром.)

- Не можете же вы все время сидеть под открытым небом, - настаивал офицер.

- А почему бы нет? - в один голос возражали ему кот и собака. - Разве не прожили мы под открытым небом последние сто пятьдесят лет? А тут такое прекрасное освещение.

(Стемнело, и на космодроме были включены прожектора.)

- Но вы же видите, что все люки задраены, и до конца праздника выгрузки не будет, - объяснял животным майор Беллоус.

- Ничего, мы можем подождать. У нас имеются четкие инструкции от достопочтенного сэра Сэма Старка.

Глава 2

По правде сказать, такое упрямство животных было наруку офицеру. Согласись они покинуть свой пост, и майор Беллоус не знал бы, куда их разместить.

Центр имел общежитие для курсантов (отель "Надежда"), гостиницу для членов космических экипажей (отель "Космос"), дом престарелых для вышедших на пенсию астронавтов ("Дом ветерана"), но все они предназначались для людей, и ни в одном из них не согласились, даже временно, на одну ночь, принять животных с космического корабля.

Везти же их к себе, майор тоже не мог. Его квартирка просто была не в состоянии принять такое количество гостей.

Между тем на дежурство возле корабля заступила очередная смена.

Начальник караула приказал своим солдатам установить вокруг корабля ограждения, а животным покинуть зону внутри ограждений.

Беллоус с трудом уговорил животных выйти за ограждения. Те уселись в ряд вдоль ограждений, а майор договорился с начальником караула, что солдаты не будут прогонять и вообще обижать безобидных зверушек.

Проведя беспокойную ночь, рано утром следующего дня Беллоус примчался на космодром. За ночь ничего не изменилось. Кошки, собаки и коза все также сидели в ряд вдоль линии ограждений. Главный караульный начальник объяснил штабному офицеру, что разгрузка, как и обычно, начнется недели через три после посадки. Во всяком случае, не раньше...

Это время майор Беллоус решил посвятить изучению имеющихся документов о правах животных, побывавших или родившихся в космосе. И не обнаружил таких документов.

Тогда майор заинтересовался, почему командир корабля "Альбатрос - 23" с таким упрямством подавал в суды различных инстанций одно заявление за другим, пока не добился того, что Верховный Суд оставил в силе его, командира корабля, приказ.

Вряд ли дело было в командирских амбициях. Скорее всего, дело заключалось в содержании приказа. В том, что этим приказом кот Тимофей и пес Архимед за заслуги перед экипажем были возведены в дворянское достоинство с присвоением титулов графа Тимофея Ангарского и маркиза Архимеда Сиракузского соответственно.

Возможно, эти дворянские титулы и обеспечивали животным, побывавшим или родившимся в космосе, те самые права, документы о которых майор безрезультатно искал?

Так и есть! Одновременно с решением о приказе командира корабля "Альбатрос - 23", Верховный Суд вынес еще одно решение: в положение о правах лиц, удостоенных дворянских званий за особые заслуги в космических экспедициях, была введена одна единственная поправка. И заключалась она в том, что слово "астронавты" в этом положении заменялось словами "участники экспедиции".

Теперь все становилось понятным! Если раньше положение о правах лиц, удостоенных дворянских званий, касалось только людей (астронавтов), то теперь оно относилось и к животным (участникам экспедиции), то есть непосредственно к коту Тимофею и псу Архимеду. Командир "Альбатроса - 23" предвидел их возвращение на землю и боролся за их права после этого возвращения! Вот что значит настоящий командир!

Беллоус засел за изучение прав лиц, удостоенных дворянских званий. Если отбросить второстепенное, то главное - применительно к Тимофею и Архимеду - заключалось в праве на пожизненную пенсию и в праве на проживание в "Доме ветерана" - доме престарелых для вышедших на пенсию астронавтов.

Майор Беллоус немедленно написал об этом рапорт на имя Руководителя Центра космических полётов. Рапорт остался без последствий. Вернувшиеся из полета животные продолжали жить под открытым небом.

Никому до них не было дела. Кроме исполнительного майора...

Тогда через две недели он подал второй рапорт, а через месяц третий.

Все они были оставлены без внимания.

По примеру командира корабля "Альбатрос - 23", Беллоус подал в суд. На Руководителя Центра космических полётов.

О том, что было дальше, мы уже знаем из пролога к этому рассказу. Однако не будем забегать вперед.

Глава 3

Между первой и второй докладными записками Беллоуса, на космодроме случилось ЧП. Обычно все охранники получали ежедневно по пол-литровому пакету молока. То ли пакеты с молоком пролежали какое-то время вне холодильника, то ли молоко оказалось просроченным, то ли оно вообще было не причем. Только неожиданно на всех охранников напал жесточайший понос, после которого они все отказались потреблять молоко в пакетах и потребовали привозить свежее молоко прямо после дойки. Естественно, что начальство не могло и не желало обеспечивать солдат таким молоком, и тогда охрана потребовала выдавать вместо положенного молока неположенные деньги.

И тут Гораций (так звали одного из щенков) выступил с заманчивым предложением. Оно заключалось в том, чтобы Анна-Мария-Тереза начала пастись на лужайке за космодромом. Получающееся от этого у козы молоко можно будет продавать охранникам. Озабоченный тем, где доставать для животных деньги, майор Беллоус, скрепя сердце, согласился.

У животных появились свои деньги, которые они доверили хранить Беллоусу...

... Между тем началась подготовка к разгрузке звездолета. В один прекрасный день привезли и сгрузили возле космического корабля пустые контейнеры, в которые предстояло укладывать космический груз "Каравеллы - 54" .

Гораций (снова этот вездесущий Гораций!) случайно подслушал разговор сержанта Ленгли с рядовым Хрендринксом. Даже не подслушал, а услышал, ибо ни сержант, ни тем более рядовой не собирались таиться от какого-то щенка, пусть даже побывавшего в космосе. Рядовой Хрендринкс информировал сержанта, что нашел покупателя на контейнеры, но поскольку их предстоит вывезти с территории космодрома, то выручкой придется поделиться с солдатами, охраняющими ворота.

- Сколько он будет платить? - деловито спросил Ленгли.

- Как обычно, бутылка виски за один контейнер, - ответил Хрендринкс.

Сержант Ленгли в шутку посетовал, что нет покупателя на территории космодрома, тогда бы вся выручка досталась им, и оба заржали над удачной шуткой.

В тот же день Гораций пересказал этот разговор майору Беллоусу и попросил того купить на их деньги две бутылки виски и принести их на космодром. После того, как майор вручил две бутылки виски сержанту Ленгли, Хрендринкс отвез два контейнера и сгрузил их в тенечке под кленами возле вагончиков, уже десятки лет одиноко ютившихся на краю космодрома.

Теперь собаки имели свой отдельный домик, а кошки свой. (Анна-Мария-Тереза предпочла жить под открытым небом.)

Сержант Ленгли и рядовой Хрендринкс тоже остались довольны выгодной сделкой - еще бы, не пришлось делиться выручкой с охраной ворот!

Глава 4

Профессор Компости вошел в науку и прочно обосновался в ней, сделав выдающееся открытие, вошедшее в энциклопедии, как эффект Компости или парадокс Компости. На базе эффекта Компости профессор Компости разработал знаменитую теорию Компости, о которую обломало зубы не одно поколение студентов, пытаясь сдать экзамен прославленному профессору Компости.

В описываемое нами время профессор Компости находился в самом расцвете творческих сил, переживая свою вторую, если не третью творческую молодость. Заключался этот творческий расцвет не в новых экспериментальных или теоретических исследованиях, а исключительно в выступлениях на конференциях. Все его выступления были наполнены глубоко продуманными размышлениями о судьбах науки и путях ее будущего развития.

Профессор питал особое пристрастие выступать в прениях по докладам мало известных авторов. Все выступления профессора Компости строились по одной схеме. Для разбега профессор отмечал важность темы, затронутой в докладе, не преминув при этом вскользь упомянуть, что все главные вопросы данной темы уже были рассмотрены в его, профессора, пионерской работе 30-летней давности. После этого профессор ставил под сомнение правильность сделанных допущений (если работа была теоретической) или достаточную точность примененной аппаратуры (если работа была экспериментальной).

Заканчивал профессор свои выступления всегда одной и той же фразой: "Нет, вы меня не убедили".

После такого заключения, авторы вели себя двояко. Одни скисали и переставали выступать с докладами. Другие при каждом удобном случае подчеркивали, что сам профессор Компости обратил свое внимание на их работу (что, впрочем, полностью соответствовало истине).

Поскольку кое-кому из любознательных и образованных читателей не терпится узнать, в чем же состоял эффект Компости или парадокс Компости, попробуем изложить эту сложнейшую научную проблему доступным читателю (а главное - автору) языком. Однако, учитывая, что не все читатели захотят углубляться в дебри столь специфичного раздела науки, мы выделяем этот материал в отдельную главу, каковую читатель - при желании - может не читать.

Глава 5
(только для любознательных читателей со степенью не ниже магистерской)

Профессор Компости (в ту пору еще аспирант) занимался изучением скоростей сначала искусственных черепах, а потом искусственных улиток. Пока он изучал скорости перемещения черепах, результаты были не так заметны и списывались за счет погрешностей измерения. Но когда вдумчивый аспирант перешел на улиток, полученные им наблюдения буквально потрясали всех, кто узнавал о них.

Итак, Компости занялся изучением скорости движения искусственных улиток. Эксперимент был гениально прост. Беговая дорожка полигона имела идеально круглую форму, вернее представляла собой узкую полоску, этакое плоское кольцо, ограниченное с обеих боковых сторон бордюрами. Такое бордюрное ограничение было введено специально, чтобы улитка могла перемещаться только вперед и не тратила время на боковые перемещения. (Уже только этот один пример показывает, насколько до мельчайших подробностей эксперимент был продуман!)

Далее беговая дорожка строго делилась на три абсолютно равные части, и на ней наносились три метки одной толщины. Ассистент выпускал улитку, а Компости измерял астрономическое время переползания ею через каждую из трех меток.

Тут мне требуется сделать небольшое отступление. Вместо того, чтобы измерять непосредственно скорость улитки, аспирант Компости смело применил измерение величины, обратной скорости, то есть стал определять время движения. (Ведь хорошо известно, что время можно измерять с огромной точностью!) Короче, скорость определялась, как частное от деления пройденного пути на время движения. Путь, проходимый улиткой, был определен раз и навсегда – он равнялся длине беговой дорожки. Время движения определялось как разность времен переползания через последнюю и через первую метки.

Чудеса начались, когда молодой исследователь решил повысить точность эксперимента и разделил беговую дорожку не на три, а на четыре части! Время перемещения улитки от первой до последней отметки увеличилось! Не на много, но все же заметно.

Тогда пытливый исследователь пошел дальше: он разделил беговую дорожку ровно на пять частей! И снова время переползания улитки от первой до последней отметки увеличилось! Немного меньше, чем в первый раз, но все еще заметно.

Напрашивался парадоксальный вывод: скорость улитки зависит от числа меток! Чем больше меток, тем скорость меньше!

Другие ученые повторили эксперимент Компости: с улитками, клопами, гусеницами, майскими жуками. И получили тот же эффект! Эффект Компости или парадокс Компости не зависел от того, с каким насекомым или животным проводился эксперимент. Скорость движения зависела только от количества меток!

Прошло десять лет. Профессор Компости опубликовал свою знаменитую теорию Компости, с помощью строгих формул обосновав и объяснив эффект Компости или парадокс Компости. Теория Компости, как всякая уважающая себя теория, изобиловала сложными математическими выкладками и зиждилась на заполярных координатах, функциях Бесселя, эффекте Доплера, двойном преобразовании Лапласа и тройном разложении в ряды Фурье. (Что это такое, спросите, пожалуйста, в другом месте.)

И тут некий доктор Гога Нагога набрался наглости представить на конференцию доклад, в котором скорость определялась не по разности времен прохождения первой и последней меток, а по разности времен прохождения первой и еще раз первой метки. Гога Нагога, видите ли, посчитал, что пройденное расстояние тогда и только тогда равняется длине беговой дорожки, когда улитка во второй раз пересечет ту же самую метку!

К счастью ошибочный доклад этого неуча Гоги Нагоги был вовремя обнаружен и отклонен уже при предварительном рецензировании, и на конференции не был заслушан. Он вообще не был заслушан ни на какой другой конференции. Научная общественность была защищена от его доклада непоколебимыми учеными, также как и от его статьи, которая была отклонена всеми научными журналами, и с тех пор о Гоге Нагоге говорили только снисходительно, как о несостоявшемся ученом...

Глава 6

Теперь читатель подготовлен к встрече с профессором Компости, и она с минуты на минуту должна состояться, поскольку профессор Компости повел своего бульдога Пасти на ежедневную вечернюю прогулку на ту самую лужайку, на которую кот Тимофей и пес Архимед вывели пастись козу Анну-Марию-Терезу. Коза почему-то не привлекла внимания бульдога, а вот, увидев кота Тимофея, бульдог сразу же бросился на него. Кот Тимофей не был совершено знаком с повадками обычных собак. (Не следует забывать, что Тимофей всю жизнь прожил в крепкой дружбе со спаниелем - как на космических кораблях, так и на астероиде!)

Итак, Тимофей совершено не был знаком с повадками обычных собак. Увидев мчащегося на него огромного бульдога, он посчитал, что тот намерен поиграть с ним, и тут же включился в игру. Кот не бросился удирать от свирепого пса, как это делали, едва завидев бульдога, все коты до этого, а застыл неподвижно, и в тот момент, когда страшный Пасти прыгнул на него, бросился навстречу бульдогу и нырнул под него.

В результате тот перепрыгнул через кота. После этого оба развернулись, снова стали лицом к лицу (или, если вам угодно: мордой к морде), и свирепый пес снова прыгнул на кота. И снова кот проскочил под летящей навстречу собакой.

Так повторялось несколько раз, пока Пасти не сообразил изменить тактику. Он ринулся на кота, не делая прыжка. И тут произошло непредвиденное - кот сам легко перепрыгнул через собаку и тут же повернулся к ней лицом.

Вальяжный профессор Компости, совершенно забыв про свою солидность, принялся снова и снова науськивать свою собаку на кота. Снова и снова пес бросался на кота, то пытаясь навалиться на него всей тушей, то желая ухватить его зубами, и каждый раз Тимофей, играючи, выходил победителем.

Наконец, обессиленный пес покинул поле боя. Впервые он сдался. И кому? Коту.

Но не сдался почтенный профессор.

Глава 7

На следующую прогулку профессор Компости пришел с пистолетом в кармане. Он обосновался в центре лужайки со своим Пасти. Космические кошки (кот Тимофей с котятами, которых, кстати, звали Юлий Цезарь, Адмирал Нельсон и Шарль де Голь), а также космические собаки (спаниель Архимед со щенками Горацием и Гомером) уселись рядышком на краю лужайки. Несмотря на попытки хозяина натравить бульдога на кошек, пес не проявлял желания нападать на них. Тогда профессор стал бросать свою трость с тяжелым металлическим набалдашником на конце и требовать от бульдога приносить трость ему, Компости. Пес явно был не в настроении и неохотно выполнял приказы.

Между тем спаниель Архимед был непрочь поиграть с тростью. Когда Компости в очередной раз швырнул трость, а Пасти засиделся на старте, Архимед схватил трость зубами, побегал с ней вокруг Компости на приличном расстоянии от профессора, а затем встал на задние лапы и метнул трость профессору. Трость легла точно у его ног. Компости еще пару раз бросал трость, а Архимед возвращал ее обратно.

Этого ученый не мог стерпеть. Он метнул трость и, не дожидаясь, когда спаниель возвратит ее, достал свой пистолет и выстрелил в Архимеда.

И тут в который раз случилось непредвиденное. Будь Архимед обычным псом, Компости застрелил бы его. Но спаниель был искусственным созданием. Его реакция была намного быстрее, чем у обыкновенных собак. Архимед мгновенно отскочил в сторону и стукнул набалдашником трости, как клюшкой, по пуле. Пуля рикошетом полетела обратно и попала профессору в лоб, точно в центр лба. Профессор Компости рухнул на землю...

Кот Тимофей стремглав побежал к охране и приказал немедленно вызвать скорую помощь. Дежурный солдат охраны, привыкший выполнять команды, от кого бы они ни исходили, немедленно вызвал скорую. А уж потом задумался, как это он беспрекословно послушался кота.

Скорая помощь увезла профессора в реанимацию. Там ему сделали операцию, но доставать пулю не стали, чтобы таким способом не нарушить хлипкое равновесие, а оставили ее во лбу у ученого. Самого профессора подключили к системе трубок для спасения жизни. Врачи и следователи долго еще потом ломали голову над тем, каким образом Компости ухитрился выстрелить сам в себя, да еще так, что пуля задом наперед вошла ему в голову. Они нашли только одно объяснению этому: то, что способен придумать и осуществить великий ученый, обыкновенный человек даже понять не в силах!

Прославленный детектив Гаврило Габриелов высказал дерзкую гипотезу, что профессор Компости установил свою трость вертикально, отошел на приличное расстояние и выстрелил в нее. Выстрел был настолько метким, что пуля попала в набалдашник и рикошетом, задом наперед полетела обратно, прямо Компости в лоб. Но другие следователи и врачи слабо верили в осуществимость подобной точности выстрела.

О том, что к выстрелу могут быть причастны игравшие на лужайке кошки и собаки, никто из них даже не подумал.

Глава 8

Супруга профессора настояла, чтобы к нему допустили священника. И тут, на смертном одре, можно сказать, перед лицом вечности всеми уважаемый профессор покаялся в таких преступлениях, от которых кровь стыла в жилах: и у супруги профессора, и у священника. Оказалось, что каждый год во время экзаменов профессор Компости умудрялся зарезать несколько десятков студентов.

Сколько всего студентов он зарезал, профессор Компости не смог припомнить.

Впрочем, возможно, это был уже бред. Ибо Компости просил прощения у Гога и Магога, причем язык настолько плохо повиновался умирающему, что он произносил эти два имени, как одно: Гога Нагога.

Покаяние принесло плоды, и стрелявший в себя профессор выжил.

Спустя три дня после ранения профессора Компости, которое все - и детектив Гаврило Габриелов, и солдаты на космодроме - восприняли, как самострел, произошел следующий случай.

Рядовой Золтан Шпаковски решил попугать Юлия Цезаря и направил на котенка свой карабин. Но не успел он прицелиться, как услышал грозный окрик:

- Опусти свой карабин, дурак! Если не хочешь получить пулю промеж глаз, как тот старый недоумок.

- Какой недоумок? - спросил Шпаковски, опуская карабин и поворачиваясь лицом к тому, кто отдал приказ.

- Какой? Какой? Ну, тот, что водил на лужайку раскормленного бульдога Пасти, - ответил обалдевшему солдату спаниель Архимед...

Глава 9

Ничто так не способствует разложению армии и падению армейской дисциплины, как расстояние от генералов. Особенно при отсутствии военных действий.

Поскольку войны не было и не предвиделось, то охрана "Каравеллы"54 - , оставленная на попечение сержантов, начала активно играть в азартные игры.

В основном, в карты.

Вместе с сержантами.

Причем на деньги.

И даже во время дежурства.

Однажды не хватило четвертого партнера, и рядовой Золтан Шпаковски, игравший роль взводного шута, шутки ради предложил крутившемуся под ногами Адмиралу Нельсону:

- Может, ты составишь нам компанию?

- А что? - охотно согласился Нельсон. - Могу.

И уселся напротив Шпаковски, который как раз сидел без пары. (Котенок Адмирал Нельсон, в отличие от прославленного адмирала, прекрасно видел обоими глазами. Но любил ходить с повязкой на одном глазу, подражая великому мореходу. Правда, походил он при этом не на адмирала британского флота, а на лихого пирата.)

В этот день сержанту Ленгли и рядовому Хрендринксу пришлось здорово раскошелиться, чтобы заплатить Шпаковски и котенку Адмиралу Нельсону свой проигрыш.

... На следующее утро Адмирал Нельсон уселся за карточный стол не один. Он привел с собой Шарля де Голя. Чтобы не отбить у солдат желания играть с котятами в карты, юный де Голь заранее предложил Адмиралу придерживаться следующей тактики: сначала кошки проигрывают, а только потом отыгрываются и уже под занавес забирают себе все деньги, которые были в игре.

Через десять дней вся охрана оказалась в должниках у Адмирала Нельсона и Шарля де Голя. Вследствие этого торговля охраняемым имуществом резко усилилась.

Глава 10

Как мог заметить наблюдательный читатель, события разворачивались в двух плоскостях. С одной стороны, майор Беллоус безуспешно пытался бороться за права животных, вернувшихся из космического путешествия, все больше убеждаясь, что на земле никому до них нет дела.

С другой стороны, поскольку космические путешественники не были обычными животными, то они постепенно стали приспосабливаться и к земным условиям жизни, и к земным законам.

В свое время они были задуманы и созданы, как высокоразвитые роботы, специально предназначенные для выживания в суровых и многовариантных условиях вселенной. А разве Земля не является частью вселенной?

Солдаты, как помнит читатель, были должны деньги Адмиралу Нельсону и Шарлю де Голю. Между вторым и третьим рапортами майора Беллоуса щенки и котята под руководством предприимчивого Горация договорились с сержантом Ленгли и рядовым Хрендринксом, и солдаты в погашение долга перевезли в вагончики, десятки лет ютившиеся на краю космодрома, весь груз экспедиции Сэма Старка на астероид № 32-317.

Поскольку, как оказалось, к вагончикам была подключена вся необходимая городская инфраструктура (электричество, вода, канализация), то вскоре и сами животные переселились из контейнеров в вагончики, предварительно сделав в них необходимый ремонт и тщательную уборку. (Разумеется, и ремонт, и уборка выполнялись силами все той же охраны.)

Теперь Тимофей Ангарский и Архимед Сиракузский занялись оформлением отчета об исследованиях, выполненных ими в экспедиции достопочтенного сэра Сэма Старка, а молодежь принялась активно обживать Землю.

Глава 11

В один прекрасный день Беллоусу позвонил Барри Тарк, Главный адвокат Центра.

- Малыш, мне бы хотелось пригласить тебя на ланч, - без предисловий заявил Большой Барри. - Разумеется, в моем клубе. Я предупрежу, чтобы тебя пропустили.

Они оговорили время встречи, и в тот же день Беллоус отправился в престижный клуб, куда обычно простым офицерам Центра вход был закрыт.

- Помнишь, Малыш, что я обещал тебе подумать над тем, как лучше расправиться с тобой и твоими подопечными? - спросил Главный адвокат Центра, когда официант пошел выполнять их заказ.

- Помню.

- А помнишь ли ты, что именно я еще обещал от себя лично тебе, как своему бывшему студенту, своему ученику?

- Помню. Что вы не будете в нашем деле выходить за рамки закона.

- Молодец. Так вот, я свои обещания выполняю. Чего нельзя сказать о тебе. Не перебивай меня!... Ах, да, чего нельзя сказать о тебе. Пару дней тому назад на продаже краденного попался рядовой Золтан Шпаковски. Он потащил за собой рядового Хрендринкса... А уж Хрендринкс указал на тебя. Заметь, ни один из них не упомянул своего сержанта. Хотя и дураку понятно, что без ведома сержанта Ленгли ни один гвоздь не смог бы исчезнуть с охраняемой ими территории. Вот что такое настоящая армейская дисциплина: сам погибай, а сержанта не выдавай!

- Что-то мне не ясно, какое я имею отношение к гвоздям...

- Ну, о гвоздях я упомянул просто так, для образности речи. А к тебе все это имеет то отношение, что оба солдата показали, что к занятиям хищениями их подтолкнул ты!

- Я?

- Вот именно. Ведь это ты притащил на космодром две бутылки виски и выменял их на два контейнера!

- Но ведь животным надо было где-то жить!

- Для судей будет не важно, почему ты это сделал. Их будет интересовать только то, что ты побудил солдат вступить с тобой в преступную сделку! Как ты, офицер, вообще мог себе позволить принести спиртное на космодром и передать его рядовым?

Беллоус молчал.

- Малыш, я предлагаю тебе компромисс. Поверь мне, это не самый худший вариант для тебя. Все-таки я тебе преподавал и питаю к тебе отеческие чувства.

- Какой компромисс?

В это время официант прикатил столик и принялся переставлять блюда, заказанные Барри Тарком и Беллоусом, на их стол. Барри подождал, когда официант отъедет от их стола, и сказал:

- Давай, ешь, пока не остыло. А потом я тебе все объясню.

Они молча поели, и только тогда Тарк озвучил свое предложение:

- Мы замнем дело рядовых Шпаковски и Хрендринкса, а ты отзовешь из суда ваше заявление против моего клиента. Не торопись с ответом. Подумай хорошенько. Учти, чтобы смягчить наказание, эти два мерзавца готовы заложить родную маму. Не то, что тебя.

- Не сомневаюсь.

- Кроме того, с научной точки зрения, все, что ты делаешь, можно рассматривать, как деятельность, идущую во вред твоим подопечным. А все, что делает мой клиент, как деятельность, идущую им во благо.

- Даже так?

- А как же! Посмотри сам. Покойный Сэм Старк хотел проверить приспосабливаемость и выживаемость этих животных в самых разнообразных условиях. Они блестяще доказали свою способность, выжив на астероиде, где не было никакой жизни вообще. Теперь наступил второй этап проверки, в Земных условиях, где уже есть одна форма разумной жизни - белковая. Сумеют ли они выжить рядом с людьми? А ты своей деятельностью только мешаешь проведению такого уникального эксперимента. Вот так-то, дружочек...

Беллоус молчал, раздавленный убийственной логикой собеседника.

- Да, кстати, мой клиент обещает, если ты поведешь себя разумно, то он даст тебе дослужить до пенсии. Конечно, от него подальше. Например, у меня в отделе. Так что хорошенько подумай!

В этот день Беллоус впервые в своей жизни напился, как матрос после многомесячного плавания. А может быть, и сильнее...

Глава 12

На следующий день всегда дисциплинированный и даже педантичный офицер, вместо работы, отправился к вагончикам, где обитали его подопечные животные, прихватив по дороге бутылку виски.

Он уселся в тени под грибком, а рядом с ним немедленно расположились граф Тимофей Ангарский с Юлием Цезарем и маркиз Архимед Сиракузский с Гомером.

Беллоусналил себе стакан виски, залпом осушил его и произнес:

- Вот что, ребята, выкладывайте все, что вам известно о Сэме Старке! Только без утайки!

- А чего рассказывать? - удивился кот Тимофей. - Мы думаем, что здесь на Земле о нем и без нашего рассказа все известно...

- Ничегошеньки о нем на Земле не известно, - возразил майор.

- А о чем вы хотите знать, - уточнил пес Архимед, - о Старке-ученом или о Старке-человеке?

- Об обоих! - и Беллоус снова налил себе виски в стакан.

- Достопочтенный Сэм Старк, - начал перечислять Тимофей, - сумел создать небелковую форму разумной материи и научился синтезировать на ее основе высокоразвитых и разумных роботов специально для звездных экспедиций.

- Ученый решил придать им сходство не с людьми, а с животными, - продолжил рассказ товарища Архимед. - Конкретно с кошками и собаками. Сам достопочтенный Старк говорил нам, что сделал это с такой целью: при нормальном полете животные-роботы создают уютную атмосферу на корабле, не обременяя экипаж особой заботой о себе, которая потребовалась бы, будь мы обычные кот и собака.

- Зато в случае вынужденной посадки на любое небесное тело, - снова взял инициативу на себя Тимофей, - животным-роботам не требуется атмосфера для дыхания, а значит, отпадает необходимость в скафандрах.

Рассказ о своем создателе, учителе и старшем товарище снова продолжил пес Архимед:

- Ну а дальше вы знаете. "Альбатрос", на котором мы летели, попал в метеоритный дождь. Центр полетов приказал совершить посадку на астероиде № 32-317 для ремонта. После ремонта стало ясно, что топлива для возвращения на Землю не хватит. Командир "Альбатроса" вынужден был остановиться на единственном варианте, который давал надежду на возвращение людей на Землю: пожертвовать небелковыми разумными организмами, чтобы спасти жизнь людей. Он приказал Старку подготовить зверей для высадки и длительного проживания на астероиде.

- А вы откуда это знаете? Вам об этом сказал Старк?

- Ну, что вы? Учитель не мог нам это сказать. Мы поняли это по обрывкам разговоров членов экипажа. Достопочтенный Сэм Старк заявил Командиру буквально следующее: - "Я останусь вместе с моими подопечными. Они для меня, как дети. А родители своих детей не бросают в беде". Старк придумал назвать нашу колонию на астероиде экспедицией, остался с нами на астероиде, прожил там около двадцати лет и все время вселял в нас уверенность, что люди прилетят за нами.

- На астероиде, - сказал кот, - он занялся школой выживания.

- Что это за школа?

- Суть ее в том, что нельзя сидеть без дела. Надо было все время заниматься наблюдениями. И после смерти достопочтенного Сэма Старка мы продолжали наши исследования.

- И что вы могли там исследовать, на этом астероиде?

- Как что? - возмутились животные. - Прежде всего, мы определили орбиту астероида, потом неоднократно уточняли ее после прохождения возле крупных планет. Далее температурный режим астероида, его химический состав...

- Все, сдаюсь! А откуда взялись на астероиде щенки и котята?

- В багаже достопочтенного Сэма Старка имелся исходный материал для репродуцирования небелковых разумных организмов. В тяжелейших условиях на астероиде, чтобы как-то разнообразить нашу жизнь, Старк позволял изредка, раз в десять лет выращивать нового члена экспедиции.

- С целью экономии материала новые члены экспедиции имеют вид не взрослых животных, а котят и щенят, но мозг у них, поверьте, как у взрослых особей.

- Потом необходимый материал закончился...

- А вы можете создавать новых животных?

- Нет. Тайну получения исходного материала Сэм Старк унес с собой. Перед смертью он объяснил нам, почему он считает необходимым так сделать, и поинтересовался нашим мнением.

- И почему?

- Во-первых, он не хотел, чтобы секрет небелковых организмов попал в руки нехороших людей. Кроме того, Сэм Старк опасался, как бы в дальнейшем цивилизация небелковых разумных организмов не стала конкурировать с цивилизацией людей... И мы с ним согласились.

- Ну, раз сам достопочтенный Старк по важнейшим вопросам советовался с вами, то и я спрошу ваше мнение, - с улыбкой сказал Беллоус, выливая в стакан остатки виски.

Офицер пересказал Тимофею и Архимеду свой разговор с Барри Тарком и спросил:

- Что мне ответить Тарку?

- Соглашайтесь! - в один голос ответили кот и собака. – Теперь, благодаря школе выживания нашего учителя, нам не понадобится защита "Положения о правах лиц, удостоенных дворянских титулов за заслуги во время космических полетов". Мы выживем сами.

Эпилог

Если вы за два километра от Центральных ворот космодрома свернете влево, там, где стоит скромный указатель "К зоне отдыха", то приедете к городку развлечений для взрослых.

Это не Лас Вегас, но нечто подобное. Только чуть-чуть в меньших масштабах.

Зона отдыха - это то, во что со временем превратились пустовавшие вагончики, одиноко ютившиеся на краю космодрома. Сейчас здесь сеть отелей, кафе, ресторанов, игорных и прочих домов.

И хотя хозяевами зоны отдыха числятся владельцы акций компании "Альбатрос - 23" (компания ведет свое название от прославленного космического корабля "Альбатрос - 23"), ни для кого не секрет, что истинными хозяевами компании являются котята Адмирал Нельсон и Шарль де Голь, щенок Гораций и адвокат Беллоус.

В центре поселка установлен памятник достопочтенному Сэму Старку. Бронзовая фигура ученого стоит не на пьедестале, а на площадке, приподнятой всего сантиметров на сорок над землей. Старк всматривается в небо и прощально кому-то машет рукой. Ясно, что этот "кто-то" - удаляющийся от астероида "Альбатрос". К ногам человека прижимаются бронзовые кот и спаниель. А на три шага впереди этой группы и чуть правее стоит коза. Коза стоит, повернув голову вверх и влево, и смотрит на Старка.

На самом краю поселка расположен неброский двухэтажный особняк со скромной табличкой у входа "Альтернативный журнал". Да-да, здесь находится редакция известного журнала, прославившегося тем, что публикует только те научные статьи, рукописи которых были отклонены другими редакциями.

Идею этого журнала подсказал адвокату Беллоусу его бывший профессор Барри Тарк. Когда Беллоус пожаловался, что ни один журнал не хочет печатать работы покойного Сэма Старка и его учеников, Барри ответил:

- Тогда пусть создают свой собственный журнал и печатают в нем, что хотят!

Главными редакторами нового научного журнала стали граф Тимофей Ангарский и маркиз Архимед Сиракузский. Кроме них, в редколлегию вошли котенок Юлий Цезарь и щенок Гомер. (Как видим, у животных произошло разделение по интересам: старая гвардия и кое-кто из молодых избрали для себя научную карьеру, а большинство молодежи занялось предпринимательской деятельностью.)

Одним из первых, приславших в редакцию "Альтернативного журнала" свою статью, оказался (кто вы думаете? Правильно!) профессор Компости. Как вы уже догадались, новая работа Компости была посвящена разоблачению пресловутой теории Компости.

Если читатель помнит, беговая дорожка делится на несколько абсолютно равных частей, и на ней наносятся метки. Ассистент выпускает улитку, а экспериментатор измеряет время между переползанием улиткой первой и последней отметок. Так вот, время, затраченное улиткой на переползание первой и последней меток, зависело от числа меток. В этом состоял эффект Компости или парадокс Компости.

И объясняла этот эффект, этот парадокс теория Компости.

Сейчас же автор теории Компости доказывал, что дело не в зависимости скорости улитки от числа меток, а в том, что расстояния между первой и последней метками в случае трех меток и в случае четырех меток - разные!

Более того, в разделе "Благодарности" профессор сообщал, что первым, кто догадался, в чем здесь дело, был некий доктор Гога Нагога, а он, Компости и председатели конференций, а также редакторы журналов (шел перечень конференций и редакторов журналов) помешали публикации работы Гоги Нагоги. Теперь же Компости пользуется случаем, чтобы попросить прощения у Гоги Нагоги. Случай в ученом мире небывалый!

Прочтя статью Компости, Архимед тут же позвонил автору и сказал:

- Профессор, вы меня убедили. Будем печатать!

... Перед особняком находится зеленый газон, за которым следит коза Анна-Мария-Тереза. Благодаря ее заботам, все сотрудники и посетители редакции могут каждое утро выпивать по стакану свежайшего молока.

Молоко Анны-Марии-Терезы настолько лучше магазинного, что адвокат Беллоус старается выкроить время, чтобы пару раз в неделю заскочить в редакцию и выпить стаканчик козьего молока. Впрочем, возможно, молоко Анны-Марии-Терезы - это только повод для встречи отставного офицера с друзьями.

Вот и все, что на сегодняшний день известно автору рассказа об искусственной разумной форме жизни, созданной достопочтенным Сэмом Старком, и о нем самом.

Вернуться назад

Архив проектов

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source