Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР


Органические молекулы в космосе
 
 
  Проекты  
«Проекты ЗС» - это своего рода исследования, которые предпринимает журнал в отношении комплексов проблем, связанных с развитием науки, культуры и общества. Для рассмотрения этих проблем мы привлекаем специалистов из разных областей науки, философов, журналистов. Каждый проект – это их заочный диалог. Здесь мы выкладываем связанные с этим материалы: статьи, интервью, дискуссии.
Хроника обратного отсчета

Николай Шмигалёв

Раскалённая звезда, оставляя в вечернем небе яркий огненный шлейф, с оглушительным гулом пронеслась над засыпавшими девственными джунглями юной планеты и, снизив скорость, упала в предгорье заросшей горной гряды. Несколько длинношеих ящеров, идущих по болотистому берегу безымянной реки, подняв головы к небу, проводили падающую звезду безразличным холодным взглядом, и продолжили свой путь…

Веха 1.

Записи на электромагнитном хранителе сообщений цифрового бортового журнала
межгалактического исследовательского судна «Академик Ниоби-Тэо»:

(День аварийной посадки)

«Сообщение. Тип: Служебное, кодированное. Гриф: Секретно. Дата отправки: 34.05. Время отправки: 27:864 (третий галактический пояс). Адресат: Диспетчерский Центр Главного Управления Исследовательских Экспедиций. Отправитель: капитан межгалактического звездолёта Иллиори-Чэо. Текст: Настоящим докладываю, во время прохождения зоны метеоритного тайфуна, в результате сбоя программы в компьютере контроля систем безопасности произошло несанкционированное отключение защитной энергетической подушки звездолёта. Исследовательское судно «Академик Ниоби-Тэо» бортовой номер 333II7Y851Z-SS8, получило тяжёлые повреждения корпуса, силовой установки и иллюминаторов главной рубки. Во избежание гибели личного состава экспедиции, мной было принято решение об аварийной посадке корабля на ближайшую планету в галактической системе SDF-12X57, ранее изученную нами и имеющую практически идентичные параметры основных экосистем обжитых нами миров. При прохождении верхних слоёв атмосферы, произошла разгерметизация трёх отсеков семнадцатого уровня. Личный состав, находившийся в отсеках погиб. Сама посадка прошла в штатном режиме. Личный состав проверен. По списку 2744, погибших 89. Также несколько членов экспедиции имеют лёгкие травмы и ранения. Им оказана помощь, в госпитализации не нуждаются. На данный момент проводим полную проверку и тестирование всех систем корабля. О полученных результатах сообщу дополнительно. Прошу дать ответную квитанцию. Конец связи».

(Пять дней спустя)

«Сообщение. Тип: Служебное, кодированное. Гриф: Секретно. Дата отправки: 39.05. Время отправки: 4:111 (третий галактический пояс). Адресат: Диспетчерский Центр Главного Управления Исследовательских Экспедиций. Отправитель: капитан межгалактического звездолёта Иллиори-Чэо. Текст: Настоящим докладываю, проверка и тестирование модулей и систем звездолёта окончена. Полученные данные показали о выходе из строя систем поддержания кислородного и температурного режима, повреждение навигационного оборудования, а также о полном разрушении семи двигателей силовой установки. Ремонт и восстановление данных неисправностей в полевых условиях своими силами невозможен. Прошу отправить аварийно-спасательные команды с необходимым оборудованием и запасными частями. Перечень материалов и запчастей, а также приблизительные координаты солнечной системы, для определения района поисков, передаю шифрованным сообщением. При получении ответной квитанции произведу включение аварийного маячка. Конец связи».

(Тринадцать дней спустя)

«Сообщение. Тип: Служебное. Гриф: Для служебного пользования. Дата отправки: 6.06. Время отправки: 78:23 (третий галактический пояс). Адресат: Диспетчерский Центр Главного Управления Исследовательских Экспедиций. Отправитель: капитан межгалактического звездолёта Иллиори-Чэо. Текст: Настоящим докладываю, по моему решению проведено расширенное совещание экспедиционного корпуса. Согласно Положению о чрезвычайных ситуациях, на совещании был избран Чрезвычайный Совет звездолёта, в который вошли командиры боевых и охранных отрядов, а также главы научных отделов экспедиции. В виду отдалённости места аварийной посадки от военно-космических баз Управления, отсутствия вблизи торговых трасс, почтовых и других маршрутов, членами Чрезвычайного Совета принято решение не включать аварийный маячок до получения обратной квитанции, в целях экономии энергии. Службой прогнозов представлен отчёт о приблизительном времени прибытия аварийно-спасательных команд. С учётом всех вероятностных показателей среднее время ожидания составило 32 цикла. Запасов пищевой сыворотки на борту для команды осталось на 25 полных циклов. Чрезвычайным Советом поставлена задача химическому и биологическому отделам провести опытное получение сыворотки из подходящих экземпляров местной флоры, на предмет возможного пополнения запасов сыворотки. Медицинской службой окончен анализ местных вирусов и бактерий, проводится изготовление противовирусных препаратов. Сегодня вновь произошло землетрясение, сила землетрясения - 7 баллов по общей шкале. У подножия горного хребта появились трещины. Обратная квитанция нами не получена. Надеемся на вашу помощь. Конец связи».

(Тридцать четыре дня спустя)

«Сообщение. Тип: Информационное. Гриф: Для служебного пользования. Дата отправки: 32.06. Время отправки: 45:81 (третий галактический пояс). Адресат: Диспетчерский Центр Главного Управления Исследовательских Экспедиций. Отправитель: капитан межгалактического звездолёта Иллиори-Чэо. Текст: Довожу в качестве информации, полученная нашими учёными пищевая сыворотка от четырёх видов злаков и семи видов фруктов успешно прошла проверку. У двоих из трёх добровольцев получивших инъекцию сыворотки отклонений в состоянии организма не наблюдалось. Третий доброволец предъявил жалобы на лёгкое головокружение и тошноту, но его состояние через небольшой промежуток времени улучшилось. Таким образом, мы сможем обеспечить всю экспедицию необходимыми питательными веществами до прибытия аварийно-спасательного отряда. Чрезвычайным Советом поставлена задача биологическому отделу по подготовке инструкции для остальных отделов по посеву и выращиванию злаков и сбору урожая. Отряду тяжёлого вооружения и инженерному взводу поставлена задача на расчистку посевных площадей для выращивания соответствующих культур. Параллельно проводится разведка полезных ископаемых для изготовления простейших сельхозмашин. Два дня назад на блокпост было совершено нападение большой стаи одного из видов местной фауны. Огнём из лёгкого вооружения хищники уничтожены. Усилены меры безопасности при выходе личного состава из корабля. Личный состав полностью привит. Ждём от вас квитанцию. Конец связи».

(Триста шестьдесят пять дней спустя)

«Сообщение. Тип: Информационное. Гриф: Для служебного пользования. Дата отправки: 34.04. Время отправки: 51:122 (третий галактический пояс). Адресат: Диспетчерский Центр Главного Управления Исследовательских Экспедиций. Отправитель: капитан межгалактического звездолёта Иллиори-Чэо. Текст: В качестве информации, нами собран первый урожай злаковых для получения сыворотки. Также геологоразведкой установлено, что наш корабль находится на стыке двух геопластов этой сейсмоопасной зоны. За данный период произошло четыре сильных землетрясения и большое количество лёгких толчков. По решению Чрезвычайного Совета часть запасов сыворотки и других материальных средств перенесено из хранилищ звездолёта в полевой лагерь биологического и технического отделов. Ещё одно важное событие - на данной планете родился первый ребёнок, точнее двойня. В семье астробиологов Уоху-Коу пополнение, в ближайшее время ожидается прибавление ещё в нескольких семьях. Личный состав экспедиции ждёт вашего сигнала. Ждёт и надеется! Конец связи».

(Четыреста один день спустя)

«Сообщение. Тип: Открытое. Гриф: Несекретно. Дата отправки: 12.09. Время отправки: 17:65 (третий галактический пояс). Адресат: Всем кто меня «слышит». Отправитель: председатель Чрезвычайного Совета аварийного звездолёта «Академик Ниоби-Тэо» капитан Иллиори-Чэо. Текст: Время ожидания обратной квитанции истекло. Чрезвычайный совет принял решение выходить в эфир на открытых частотах. Включаю аварийный маячок. Ждём помощи! Сканеры радиостанции работают на приём!».

Веха 2.

Выдержки из дневника члена Чрезвычайного Совета, лейтенанта Вэлио-Рэа,
возглавившего Совет после гибели капитана Иллиори-Чэо:

(Год и восемь месяцев спустя)

«Прошло 611 местных суток со дня нашей посадки и 12 суток со дня гибели звездолёта. Я, лейтенант Вэлио-Рэа, назначен председателем Чрезвычайного Совета или Совета Девяти общим голосованием на третий день после гибели нашего судна «Академик Ниоби-Тэо». Я продолжаю вести бортовой журнал нашего судна и экспедиции, в своём дневнике. Коротко об обстоятельствах катастрофы. Во время последнего сильнейшего землетрясенияпроизошёл сдвиг пластов и звездолёт с находившимися на его борту членами экспедиции - всего 430 человек - провалился в образовавшуюся расщелину. Среди них находился и капитан Иллиори-Рэо. Звездолёт затонул в жидкой раскаленной лаве. У тех, кто находился на корабле, не было ни одного шанса. Основную массу экипажа спасло, то, что они находились на сельхозработах, на большом удалении от корабля и образовавшейся расщелины. Все мы, оставшиеся в живых, собрались недалеко от расщелины, поглотившей звездолёт, почтить память наших коллег и друзей. За исключением нескольких почти разряженных бластеров и ультразвуковых пугачей, мы остались без оружия, без снаряжения, а главное, без основных запасов пищевой сыворотки. Все считают, что мы обречены на медленную смерть от истощения (о хищниках пока никто не вспоминает). Моё первое распоряжение, продолжать проведение опытов по получению сыворотки из местной флоры».

(Два года спустя)

«Судя по моим зарубкам, сегодня прошли 744 сутки нашего пребывания «в плену» планеты. Очень тяжело без электрических приборов, точных инструментов и бытовых роботов. Люди продолжают оплакивать гибель корабля, многие сдались и раскисли. Лучше всех справляются с этими лишениями учёные, держатся молодцом, хотя даже некоторые солдаты и офицеры проявляют слабодушие, отказываются выполнять свои обязанности, нарушая присягу. Мне стоит больших усилий держать их в дисциплине, чтобы они окончательно не потеряли человеческий облик. Пришлось внести на рассмотрение Совета Девяти предложение по введению трибунала. Потеря всех благ цивилизации практически раздавила, сломила волю нашей экспедиции. Только вера в помощь наших собратьев, которые наверняка, уже осуществляют поисковые мероприятия, даёт мне самому силы не сломаться и помогать другим, хотя я понимаю, что без радиомаяка они могут искать нас не одну сотню циклов в этой части галактики, но надежда всегда остаётся»

(Четыре года спустя)

«Прошло четыре местных цикла. Это условное название, так как местный цикл гораздо короче среднего цикла наших колоний. Как и рассчитали наши учённые сразу же после приземления на планету, она действительно делает оборот вокруг своей оси за 48 наших часов, также эта планета делает 365 оборотов вокруг своей оси, пока совершает полный оборот вокруг звезды. Таким образом, сегодняшний день можно считать днём четвёртой годовщины по местному времяисчислению, как мы находимся здесь. Дата не вполне круглая, но уже можно подвести итоги. Мы живы и это главное. Наш доктор Юэли-Хое, вычитал в одной из старых книг, взятой им из библиотеки звездолёта ещё до катастрофы, способы термической обработки злаковых для получения пищевой добавки под названием – «КАША». Проведя эксперимент, доктор без уведомления Совета на себе испробовал полученную пищу. Несколько дней этот «естествоиспытатель» находился в пограничном состоянии, но выжил. Хотел объявить ему выговор, передумал – всё-таки доктор старается для всех. Да и какой от этих выговоров прок.

На всякий случай приставил к нему охрану. Это доктор продавил в Совете своё Медицинское предписание, и теперь он и нас заставляет принимать параллельно с пищевой сывороткой, по нескольку ложек «каши» в сутки, как он говорит, для привыкания организма. Я думаю это он в отместку, хотя и утверждает, что это очень питательно. Кому-то плохо от этого, а лично мне вкус «каши» нравится. Доктор говорит, что когда запасы пищевой сыворотки закончатся, мы сможем питаться этой «кашей». Хорошо если так».

(Восемь лет спустя)

«Давно уже не веду счёт времени, но, приблизительно, прошло уже где-то циклов восемь-девять. Судя по последней дате, в журнал я тоже давно не производил записей. Много проблем в лагере. Неделю назад небольшие запасы сыворотки закончились, но мы этого и не почувствовали. Основной рацион в нашем меню уже давно состоит из каш, а также печёных и варёных овощей и свежих фруктов. Наши желудки справились с давно позабытыми видами пищи. Теперь основная задача, выстоять против здешних плотоядных ящеров, которые не дают покоя нашим лагерям. Стаи хищников то и дело нападают на группы наших сотрудников, все бластеры уже полностью разрядились, но мы приноровились защищаться от них с помощью огня, которого ящеры ужасно боятся. Единственный уцелевший из тяжёлого вооружения, программируемый самоходный огнемёт, при опасности позволяет быстро поджигать припасённые загодя факела и поленницы. Нашу «Зажигалочку», как нежно его прозвали солдаты, мы бережём как святыню. Если им грамотно пользоваться, то огнемёт прослужит ещё долго. Надо будет попросить главного инженера перепрограммировать его на экономичный режим.

К сожалению, за эти циклы уже много товарищей из нашей общины погибло от когтей и зубов хищников. Плохо всё-таки без нашей крепости, без корабля, вечная ему и погибшим с ним товарищам память. Видимо мы так и не были услышаны».

(Двадцать три года спустя)

«Я уже и не помню, кто предложил попробовать сварить мясо животного, убитого нами в битве, но первый попробовавший его смельчак умер в ужасных муках. Хорошо, что это был не Юэли-Хое. Возможно, мясо животных ядовито, хотя вернувшийся из дальнего селения доктор утверждает, что наши организмы ещё попросту не готовы переваривать эту пищу. Я не знаю, кто прав, но пахнет варёное мясо очень вкусно. Правда, попробовать я всё-таки не решился.

Эта смерть не омрачила радостной вести. У нас вновь пополнение. Уже в который раз в наших семьях рождаются двойни, мальчик и девочка. Я атеист, но эта странная планета, заставляет и меня начать верить в сверхъестественное – на одного умершего или погибшего она дарит нам двух, а то и трёх маленьких человечков взамен. Порой мне кажется, будто планета живая, хотя я разумом понимаю, что такое просто невозможно, но от этой фантазии – что за тобой кто-то присматривает, - становится легче. Возможно, когда-то «живая планета» станет родной для наших потомков. А сейчас я помышляю, не придумать ли для людей бога, чтобы им было легче переносить здесь тяготы и лишения. Надо будет посоветоваться с доктором».

(Пятьдесят семь лет спустя)

«Это последняя запись в нашем «Бортовом Журнале». Хоть я и старался делать записи только о самых важных вещах и событиях, журнал закончился, больше в нём не осталось ни одного неисписанного листа. Здесь собраны все рецепты приготовления безопасной пищи, все наши наблюдения за природой и окружающим миром, все наши знания и советы доктора Юэли-Хое. Кстати, этот беспокойный старик однажды сварил-таки мясо, попробовал его и… не умер. Теперь он ест его периодически и предлагает попробовать остальным. Некоторые последовали его примеру, но большинство пока боится принимать мясо в пищу. Видимо, мы ещё не совсем готовы.

Нас уже несколько лагерей. Все лагеря расположены вдоль Звёздной Реки. Название ей дал я. И ещё, мы продолжаем бороться за выживание и ждать «божественных братьев» из Космоса. Трепетная вера в пришествие «братьев-богов» переносится гораздо легче, чем томительное ожидание спасательных команд. Но мы, первопоселенцы, наверное, уже не дождёмся их. Нас осталось всего несколько дряхлых стариков. Я чувствую, что скоро и моя очередь «уйти к звёздам».

Веха 3.

Рунические письмена старосты Мифона
на летописных свитках Инженевской общины:

(Четыреста тридцать лет спустя)

«Сто седьмое лето от полуденного затмения.

Завещал нам мудрый знахарь Полимевр, прямой потомок Инжерия Головатого, чтить корни наши. Сказывал он, что предки наши с небес сошедшие, оставили опосля себя Великую Книгу Жизни именуемую «Бордовый Журавль». Никто не ведает, где сия книга схоронена и была ли она в самом деле, а раз не ведомо, значит никому не надобно.

Забывает божественные корни люд наш. Не хочет ко мне в ученики никто идти, азбуку многомудрую постигать. Не хочет никто писания древние изучать. Последний я из чтецов-летописцев остался. Дурно в некогда светлых весях стало. Враждуют общины друг с другом. Намедни дружина Механчан истребила два селения Химичей, всех девиц в полон угнала. Дурно это – на братьев и сестёр руку поднимать. Благо ещё в Зажигальный Месяц перемирие ни единожды не нарушалось, когда со всех общин к Матери-Зажигалле посланцы приезжают за священным огнём для очагов и костров. Никто святыню к рукам не прибрал, и то ладно. Означает сие, что остался ум у сородичей…»

(Четыреста сорок семь лет спустя)

«Сто двадцать четвёртое лето от полуденного затмения.

Горе постигло землю нашу. Сего дня не подарила Мать-Зажигалла огня своего, отвернулась от отпрысков своих, разгневалась за дела их чёрные. Нет теперь у общин огня, нет защиты, нет тепла и еды. Отвоевались воины, отрожали матери. Будут знать, как кровь пускать братьям в Зажигальный Месяц. Тьма пришла на селенья наши. Тьма и погибель от хлада, от глада, от зверя лесного и болотного гада. Выходит не брехал юродивый бродяга Таховал, пророча, дескать, многие новорожденные дети шерстью покрытые дурной знак – предвестник лихих времён…»

Веха 4.

Петроглифы жреца Кон-Ха высеченные на Треножнике
каменных валунах, обрамляющих жертвенный алтарь
в устье Звёздной Реки:

(Восемьсот семьдесят лет спустя)

«Пришло время Холодного Ветра. Племя Великого Кап-Тахи оставило свою стоянку. Племя ушло на восход Слепящего Ярга. Гул-Хэ, повел племя туда, где много вкусных кореньев. Племени Великого Копитахи хватит прокормиться до прихода времени Тёплого Вздоха».

«Племя Могучего Лийт-Нахи своими жалкими подношениями рассердило Божественных Духов Предков смотрящих на нас с Ночных Небес. Духи Предков накрыли землю белой шкурой. Духи Предков затянули большую воду каменной чешуёй. Боги требуют горячей крови».

«Трижды Слепящий Ярг сходил в свою могилу и воскресал, а время Тёплого Вздоха так и не пришло. Никто не идёт к Кон-Ха. Никто не несёт подношения Божественным Духам Предков. И племена и боги отвернулись от Кон-Ха. Кон-Ха проклинает людей и сам ложится на жертвенный алтарь. Не сошли боги с небес. Кон-Ха сам идёт к ним».

Последняя веха (около трёх тысяч лет спустя).

Юный Кхэ мчался через заросли колючего кустарника, и в порыве охотничьего азарта не чувствовал его острых шипов. Он оставлял на его колючках клочки своего меха и не жалел об этом, он знал что его молодое сильное тело быстро восстановит волосяной покров, благодаря которому он и его собратья могли спать на снегу как саблезубые хищники, плыть подо льдом, подбираясь к жертве, или привлекать самых красивых самок из своей стаи. Слева и справа от Кхэ с громкими криками и рычаньем бежали его кровные братья Уло и Гуэ. Они дружно загоняли ушастого великана к обрыву, чтобы тот упал на острые как их ножи камни. Если охота будет удачной, то их семье можно будет, не беспокоится о пропитании до самого рождения ручьёв.

Великан выскочил на открытую площадку перед обрывом и, развернувшись навстречу преследователям, остановился, выставив вперёд огромные бивни. Кхэ, не замедляя бег, метнул копьё в морду великану, пронзив каменным наконечником его хобот. Взревев от боли и ужаса, великан развернулся и помчался на верную гибель…

Кхэ, стоя на краю обрыва, весело скалился. Его хитрая идея – загнать жертву на верную смерть - сработала. Когда подошли его братья, он указал им на большую груду мяса, лежавшего под скалой. Ударив себя в грудь кулаком, он протяжно завыл и стал ловко спускаться вниз с выступа. Кхэ должен был первым испробовать тёплое мясо великана. Это было право сильнейшего.

Достав нож, Кхэ, одним движением отрезал небольшой кусок мяса с ребра великана, поднёс тёплую плоть ко рту и замер. Запах свежего сырого мяса просто сводил его с ума. Не выдержав искушения, он с рычанием вонзил в него свои острые зубы. Во избежание взбучки, его братья ждали приглашения, сидя на корточках поодаль. Спустя несколько минут Кхэ покончил со своим обедом. Сытно рыгнув, он развалился на тёплом, но начинающем остывать теле огромного животного и гортанным криком пригласил своих братьев отведать свежины.

Подкрепившись и нарезав несколько больших кусков мяса, охотники насадили их на копья, с каменными наконечниками. Оставив Гуэ присматривать за добычей, Кхэ и Уло отправились в пещеру к стае, порадовать вожака-отца, мать, маленьких братишек, сестрёнок и других самок нежным сочным мясом молодого великана…

Вечером, когда все засобирались ко сну Кхэ вышел из тёмной пещеры и уставился на небо, откуда на него неотрывно смотрели холодные глаза его предков. Он слышал от одного из стариков легенду, что когда-нибудь к ним спустятся на летающих великанах великие предки и заберут их племя в другое место, где много мяса и самок, за которых не надо драться и кусать братьев.

«Глупая легенда, ушастые великаны не летают, - подумал Кхэ, - а мне и здесь хорошо».

Вдруг один из небесных глаз стал увеличиваться в размерах и, превратившись в большое светящееся пятно, выпустил длинный ровный хобот, как у ушастого великана, только намного больше. У Кхэ от волнения учащенно забилось в груди. Он прижался к стене пещеры, наблюдая за светящимся великаном. На какое-то мгновение ему почудилось, что это их великие предки вернулись за ним и его племенем. Он хотел выскочить и помахать им, но ноги его не слушались. Через несколько секунд светящийся великан с ярким хоботом, сделав небольшой круг, исчез за чёрным горизонтом неба. Яркая точка растворилась среди бесчисленных мириад глаз их предков.

Пытаясь запечатлеть увиденное, Кхэ схватил лежавший у входа камень и стал чертить на стене пещеры образ Огненного Великана. Несколько искр от камня попали на его лежанку из сухих листьев и травы. Лежанка вспыхнула, озарив волшебным светом пещеру. Вся семья вскочила и, испуганно скуля и повизгивая, отпрянула вглубь пещеры. Только Кхэ стоял на месте, зачарованно глядя на огонь. Пытаясь потрогать странное животное, Кхэ протянул к нему руку и обжегся. Он не стал злиться и бить его, он присел рядом и, догадавшись, что его новый знакомый любит есть сухую траву, дал ему лежанку Уло. Спрятавшийся за камень Уло, не возражал.

Получив ещё порцию еды, новый друг стал сильнее и выше, осветив своды пещеры и её дальние уголки. Кхэ понял, что его тёплый товарищ хочет, чтобы он закончил свой рисунок при свете его дружелюбных языков.

Кхэ в несколько штрихов дорисовал увиденного им Огненного Великана с гигантским хоботом и повернулся к семье. Все, включая его отца, сидели на корточках, покорно склонив головы к коленям. Это означало рождение нового вождя. Семья признавала за ним это право.

Эволюция дошла до точки своего перигея – Человек начинал творить, вступая на долгий обратный путь к звёздам.

Вернуться назад

Архив проектов

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source