Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

Вход Вход
iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Горячая новость:
Подписаться на журнал "ЗНАНИЕ-СИЛА" стало проще
 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР

Главная тема:

Тексты и История


Органические молекулы в космосе
 
 
  Проекты  
«Проекты ЗС» - это своего рода исследования, которые предпринимает журнал в отношении комплексов проблем, связанных с развитием науки, культуры и общества. Для рассмотрения этих проблем мы привлекаем специалистов из разных областей науки, философов, журналистов. Каждый проект – это их заочный диалог. Здесь мы выкладываем связанные с этим материалы: статьи, интервью, дискуссии.
До грядущего

Сергей Филипский

Прежде всего надо было убедиться в том, что в округе все протекает своим чередом. Главное — лишь бы ничего новенького. Не обрушилось бы невзначай.

Выйдя из своего палисадника, Леша Камешкин — самый обычный мужчина среднего возраста, небрежно небритый и небрежно же одетый — сделал несколько шагов к окраине города. Очутился возле фанерной ограды, за которой располагался чей-то коттедж, остановился.

Внимательно посмотрел за ограду. Оттуда иногда вылетали предметы, летать не предназначенные — швабры. Вылетали так, что на неимоверной скорости скрывались в области неизвестности. Оставалось загадкой: по какой причине они вылетали. Камешкин никак не мог этого установить…

На сей раз швабр не было.

Очень прекрасно. Значит, на данном участке все спокойно. Раз швабры не проносятся стремительно, то, стало быть, данный феномен пока отсутствует. А если бы и присутствовал, то тоже ничего страшного не было б. Потому как он уже привычен. Уже ясно, что опасаться его не надо. Лишь бы новых аномалий не добавилось.

Камешкин задумался: с чего бы продолжить обход прилегающей к его дому территории? Можно, например, пойти к опушке ореховой рощи — к расположению другого периодически происходящего феномена. Либо же — к кривому переулку, ведущему к автобусной остановке. Туда, где тоже феномен.

Что выбрать?

Размышление неожиданно было прервано прибытием незнакомца. Он возник эдак уверенно: вышел деловито из переулка — плотный сосредоточенный человек в темном костюме и при галстуке.

— Я представитель одной зарубежной организации, — туманно заметил незнакомец. — Научный сотрудник. По договоренности с вашими учеными участвую в экскурсии. Знакомлюсь со здешними представлениями об аномальных явлениях.

— А где же ваши сопровождающие? — сказал Камешкин.

— По ходу экскурсии я их, видите ли, потерял. Нечаянно.

Незнакомец вдруг покрылся эдаким располагающим к беседе настроем:

— Меня вот что волнует. А если взять, да и ухватить феномен вообразительного воздействия на окружающую действительность?

— Не слышал о таком, — пожал плечами Камешкин. Эдакого поворота в разговоре он ну никак не ожидал. — Что это за феномен?

— О! Весьма великолепный! Есть гипотеза, что при определенном стечении обстоятельств можно, придумав желаемый результат, тем самым направить события на его реализацию. — Зарубежный экскурсант подумал-подумал да и продолжил: — Сейчас вот возьму, да и подойду вон к тем корзинам. У меня такое впечатление, что именно оттуда надобно исследование начать.

— Да?

— Можете пойти со мной и убедиться, что я окажусь прав.

— Сходим, — сказал Камешкин.

Все равно он собирался туда. Лежащие у ореховой рощи корзины и были тем другим феноменом из трех, которые надо было проверить: не поднесут ли они какой-либо сюрприз?

Следуя вдоль фанерной ограды, они обогнули два ее угла и очутились возле рощи.

Зарубежный экскурсант покосился на округу и довольно кивнул:

— Вот эта валяющаяся коряга, наверное, подойдет для решительного подтверждения существования феномена вообразительного воздействия! Я придумал, что почему бы этой заурядной, казалось бы, коряге, не стать объектом повышенного внимания — со стороны, скажем, неких похитителей коряг, которые, стало быть, не замедлят сюда прийти.

— Это кто такие? — удивленно произнес Камешкин.

— Не знаю, — развел руками зарубежный экскурсант. — Я просто предположил возможность их существования.

— А зачем им коряги похищать?

— А пусть это у них хобби такое. Предположим, ради развития искусства забираться туда, куда совсем не просто попасть. Да и прихватывать оттуда — в качестве сувениров — что-нибудь, коряги, например.

В небе все так же громоздились облака. Ветер все так же налетал суровыми порывами.

Эх, подумал Камешкин. Неких неведомых похитителей коряг тут, конечно, и не хватало. Как и этого незнакомца с его странным увлечением каким-то феноменом вообразительного воздействия.

А незнакомец тем временем сказал:

— Где же похитители коряг? Что-то задерживаются… Ах, да! — спохватился он. —Чуть не забыл. Недостаточно всего лишь примыслить желаемый результат. Воздействие и должно быть воздействием. — Он погрозил пальцем, глядя вокруг. — То есть: надобно — после того как задумал, что хочется — произвести жест, которым данное воздействие осуществится. Скажем, возьму-ка я, да и стукну эту корягу.

— Тем самым окажете вообразительное воздействие? — догадался Камешкин.

— Ну, да!

Зарубежный экскурсант сосредоточенно толкнул носком ботинка корягу:

— Ну, вот! Теперь осталось подождать.

Как вскоре выяснилось, ждать пришло недолго.

Дверь коттеджа распахнулась. На крыльцо выскочила высокая девушка в синем платье. Со шваброй в руках:

— Нет! Эта швабра тоже совсем не подходящая для уборки!

Да как швырнет ее!

Швабра прошуршала над оградой и быстро исчезла вдали.

Похоже, тайна летающих швабр раскрыта, — понял Камешкин. Похоже, никакой это не феномен. Похоже, это всего лишь такая жизненная зарисовка.

Вот и прекрасно!..

Однако не следует особо радоваться. Потому как остались другие феномены!..

Причем не следует забывать и о том, что до сих пор еще не написан очередной рассказ про аномальные явления. А ведь надобно написать. И  сдать во вторник в районную газету для литературной странички. И все, вроде бы, наготове — и чистые листки бумаги, и общий замысел произведения... Но хочется не подвести самого себя — сделать рассказ таким же хорошим, как свои ранее написанные рассказы.

Для того и пошел по округе феномены проверять. Впрочем, конечно, пошел не только ради получения соответствующего настроя на загадочность. Прежде всего — дабы удостовериться, что феноменов не прибавилось и тем самым остаться в спокойствии.

И что же получается?

Получается: одним феноменом меньше, но и одним же больше — феноменом вообразительного воздействия… Впрочем, надо надеяться, что никакой это не новый феномен, а всего лишь ничем не подтверждаемые фантазии зарубежного экскурсанта, который, проводив взглядом умелькнувшую швабру, задумчиво произнес:

— Как я и предполагал.

— Вы предполагали появление не летающей швабры, а похитителей коряг, — уточнил Камешкин.

— Понаблюдаем за происходящим, — весело произнес незнакомец.— Я искренне надеюсь, что похитители коряг в итоге будут. Невзирая на совершенно, казалось бы, иное протекание событий…

Иное разворачивание событий было поистине ошеломительным.

По переулку подъехал автомобиль. У фанерной ограды шумно притормозил.  Из автомобиля вывалились двое невысоких, но крепких, бросающихся в глаза своими замшевыми рубашками. Тот, который пошире, воскликнул:

— Никуда не убегайте! Пока мы будем до вас добираться! А уж мы-то до вас непременно доберемся! Потому как мы из международной полиции! Проводим спецрасследование!

— Вот-вот! — повеселел зарубежный экскурсант. — Кажется, дело налаживается!

— Хотите сказать, что пнули корягу, и тем самым вызвали появление полицейских? —  уточнил Камешкин.

— Да не намеревался я вызывать полицию! Наверное, это такой событийный наворот, как видно, присущий феномену вообразительного воздействия!..

Полицейские быстрым бегом приблизились. Тот, который пошире, бодро провозгласил:

— Так-так! Вот ты и попался!… Ты ведь тот самый Шустрик?

— Это который известный международный авантюрист? — небрежно буркнул незнакомец.

— Да.

— Ну, не буду отрицать очевидного.

— Вот и не отрицай! Пусть мы не можем еще уличить тебя в спекуляциях антиквариатом и других крупных делишках. Зато мы с успехом схватим тебя, когда ты допустишь промах в какой-нибудь мелочи. Возьмем, к примеру, вот эти валяющиеся корзины. А не те ли, к примеру, это корзины, которые в розыске?

— Странно. Зачем разыскивать корзины? — пренебрежительно поджал губы Шустрик.

— Так, к примеру, они представляют собой запрещенные к продаже предметы, — покачал головой полицейский. — Они, к примеру, изготовлены из редких сортов кустарника.

— Какого кустарника?

— Да какого-нибудь. Потом с этим определимся… Так вот: продавать-то их ну никак нельзя, а ты, неугомонный эдакий, на сей незаконно торговле-то и попался!

— Я к этим корзинам не имею никакого отношения!

— Наверное, именно так оно и обстоит. Но это не важно. Нам главное задержать тебя до выяснения обстоятельств. Тем самым будет обеспечено главное — то, что ты будешь отстранен от какого-нибудь своего дельца, которое ты, скорее всего, сейчас проворачиваешь. И, стало быть, в течение ближайшего будущего так и не сумеешь его провернуть.

Внезапно в роще послышались шаги. На опушку рощи вышел еще один в приметной замшевой рубашке. Впрочем, не такой крепкий на вид, как уже присутствующие международные полицейские — высокий, тонкий, с ноутбуком подмышкой.

— Ты похититель коряг? — торопливо спросил у него Шустрик.

— Нет, — спокойно прозвучало в ответ. — Скорее наоборот.

— Это как?

— Я не похищаю, а раздаю. Корзины. Мне ими зарплату выдают. Скопилось их у меня столько, что в квартире уже не помещаются. Потому как их  не очень-то приобретают.

— И ты, значит, решил потихоньку их выбрасывать.

— Нет. Я просто сюда их складирую.

И этот феномен, связанный с таинственными корзинами, получил свое вполне прозаическое объяснение, — подумал Камешкин.

Это, конечно, прекрасно. Но как же быть с рассказом? Он, кстати, так и не написан!..

— Так вот, значит, кто, оказывается, владелец-то корзинок! — воскликнула девушка на крыльце. Затем она выскочила за калитку. Невесть откуда взявшейся у нее в руках шваброй она принялась расшвыривать ею корзины. Те так и разлетались в самых различных направлениях.

— Ну и как же теперь мы будем теперь его задерживать? — огорчился тот полицейский, что пошире. — Ведь наш вариант насчет незаконной торговли корзинами из редких сортов кустарника растаял.

— Тогда давайте применим мой вариант, — сказал вновь прибывший.

— Который?

— Будем ловить Шустрика в момент получения им секретной информации.

— Откуда такие сведения о Шустрике?

— Международная полиция в курсе того, что надо.

— Значит, ты тоже из международной полиции?

— Ну, да, — весело подтвердил человек с ноутбуком.

— Что же наши действия столь не скоординированы? Мы только-только собрались использовать эти корзины для задержания Шустрика. И вдруг свой же коллега свел этот наш ход на нет.

— Ничего страшного, — бойко подмигнул полицейский. — По самым наисвежайшим данным, Шустрик мечтает заполучить особую технологию из будущего. Тут-то мы его и схватим с поличным!

Все посмотрели туда, куда уставился Шустрик — на точку в небе, где стало наблюдаться необычное радужное мерцание в форме неровного облачка.

— Вот он какой, эдакий атмосферный проектор изображений во времени! С его-то помощью мы и увидим самолет, летящий где-то в грядущем, но, тем не менее, способный быть увиденным сейчас! — довел до всеобщего сведения Шустрик. — Вскоре он покажется!

— Не получится, — внезапно сказал Камешкин.

— Это кто тут что-то заявляет? Камешкин, что ли? Так он свою миссию уже выполнил: нашел место, где обитают феномены. Тем самым Камешкин позволил мне добиться-таки осуществления изобретенного мною феномена вообразительного воздействия, с помощью которого я добуду изображение самолета из будущего, что позволит наладить производство подобных самолетов как необычайно козырной карты в политике.

— Не получится, — повторил Камешкин.

— Это почему? Очень даже получится. Вы только поглядите: уже получается!..

И впрямь. На фоне облачка начал вырисовываться какой-то расплывчатый пока что контур.

— Это значит, — снисходительно бросил Шустрик, — что у меня все прекрасно вышло.

— А где же похитители коряг? — напомнил Камешкин.

— Да где-нибудь поблизости. Причем наверняка. Ведь как я задумал? А задумал я вот так: появление похитителей коряг запустит появление атмосферного проектора изображений во времени. Согласен: все это слегка вычурно. Но согласитесь: работает же!

Камешкин подумал, что международная полиция, конечно, проводит свои мероприятия на должном уровне и справится с Шустриком. Но как же остаться в стороне, когда этот самый Шустрик так нагло проворачивает свои делишки?

Есть всего лишь несколько минут до того, как покажется самолет из будущего. За данное время необходимо найти способ это устранить.

Но как?

Шустрик приперся сюда потому, что узнал, что здесь происходят феномены. Он рассчитывает, что задуманный им феномен вообразительного воздействия тоже сможет здесь провернуться. Но если Шустрик ошибается? Ведь уже выяснилось: два из имеющихся тут трех феноменов — никакие не феномены. Почему бы и всем остальным феноменам не перестать быть феноменами?

Из этого и надо исходить!

— Итак, — сказал Камешкин, — все движется к тому, что остается окончательная разгадка каких бы то ни было феноменов: феноменов нет.

— А что есть? — насторожился Шустрик.

— Разные случайные совпадения.

— Что-то не нравится мне, к чему ты клонишь…

Камешкин метнулся к автобусной остановке:

— Проверю-ка я срочно: может, последний из бывших здесь феноменов тоже вовсе не феномен!

— С чего бы это вдруг вы за это взялись? — удивился полицейский с ноутбуком.

— Я понял! — разозлился Шустрик. — Камешкин надеется тем самым помешать моему выдающемуся триумфу! Поясняю. Все дело в так называемой силе роли. Какое представление о себе составит человек и какую линию поведения в происходящих с ним событиях он изберет, такое и будет их развитие — в полном соответствии с данным мнением, которое и есть сила роли и которое обязательно будет приводить к появлению определенных ситуаций, которые являются присущими данной силе роли. Камешкин принялся своей силой роли противостоять моему феномену вообразительного воздействия. Верно, Камешкин?

— Где-то так, — бросил на бегу Камешкин.

— Ну-ну!.. — Шустрик вынул из кармана клетчатый платок и потряс им в воздухе.

— Сигнал подаешь? — догадался полицейский с ноутбуком.

— А почему бы и нет? Да, сигнал! Моим сообщникам.

Издавая истошное тарахтение, из соседнего переулка выскочило несколько мопедов, на которых восседали крепыши в коричневых плащах.

Камешкин побежал быстрее. Но неугомонные крепыши на мопедах рванулись ему наперерез. Камешкин попробовал прошмыгнуть мимо них. Не тут-то было! Мопеды принялись кружить по поляне так, что по ней невозможно стало пройти.

Однако вдруг на мопеды посыпался град корзин.

Девушка в синем платье довольно заметила:

— Эта швабра весьма пригодна для уборки территории.

И швабра замелькала! И отбрасываемые ею корзины полетели!

— Спасайся, кто может! — завопили, не выдержав массированного обстрела корзинами, крепыши на мопедах. Брызнули врассыпную, суматошно виляя…

Воспользовавшись тем, что теперь можно вновь проследовать к третьему феномену, Камешкин побежал дальше.

Внезапно откуда-то сбоку надменно выбрел еще один в коричневом плаще — здоровяк, непринужденно размахивающий огромной деревянной дубиной — загромоздил собой дорогу:

— Куда это ты идешь?

— Куда надо! — не испугался Камешкин.

— Я вот что хочу спросить! Как пройти в краеведческий музей?

— А зачем вам дубина? — вновь не испугался Камешкин.

— Нашел ее при прогулке по проселкам. Наверное, она представляет немалую археологическую ценность. Вот и несу ее в музей. Сдам ее ученым. Пусть изучают…

— Так вы не собираетесь на меня нападать? — еще раз не испугался Камешкин.

— Нет. Ведь и без этого можно, отвлекая тебя всякими разговорами, прекрасно помешать тебе достигнуть того, к чему ты стремишься… Продолжим беседу?

— Некогда! — Камешкин почти обогнул здоровяка… Но тот довольно ловко вновь преградил дорогу и отбил дубиной прилетевшую корзину:

— Я же захотел побеседовать. Вот, значит, и будем беседу продолжать! Про разные краеведческие музеи…

— То-то же! — заликовал Шустрик. — Этому моему сообщнику не так-то просто противостоять!

— Похоже, что бесполезно надеяться прогнать его корзинами, — огорчилась девушка со шваброй. — Придется тебе, Камешкин, самому справляться…

Камешкин быстро огляделся…

Должен, должен быть выход!

Что там говорил Шустрик о силе роли? Хоть данный термин был для Камешкина незнаком, тем не менее, как раз его Камешкин и намеревался использовать, когда бросился к третьему феномену: настроиться так, чтобы тем самым привлечь тенденцию событий протекать в нужном направлении.

То есть: надо доказать, что феноменов нет — по крайней мере, здесь, в данном уголке пространства.

Для этого требуется — прежде всего! — как-то обойти здоровяка.

Но как?..

Камешкин прыгнул вправо — к роще, искренне уповая на то, что загадочный самодвижущийся саквояж, который и был тем третьим феноменом, не замедлит нанести свой визит…

Здоровяк тоже прыгнул за Камешкиным. Но тому уже удачно подвернулась некая тропинка меж кустов. По ней он обошел здоровяка, который хоть и бежал параллельным курсом, но не успевал опередить Камешкина.

И вот желаемый результат достигнут! Они очутились в пределах обитания третьего феномена!

Из рядом расположенных кустов внезапно вынырнул саквояжи поехал прямо под ноги здоровяку. Тот, явно не ожидавший эдакого, попятился, споткнулся, шлепнулся, проворно вскочил и принялся удирать, постоянно оглядываясь и вопя:

— Ой! На меня обрушилось загадочное явление!

Когда он скрылся из виду, преследуемый едущим по земле саквояжем, Шустрик задал вопрос:

— Ну, саквояж. Ну, погнался за моим сообщником. И что дальше?

— Надо подождать! — выразил уверенность Камешкин.

— Ну-ну… Между прочим: обратите внимание: самолет из будущего вот-вот приобретет точные очертания!..

Так где же разгадка третьего феномена, которая должна привести к провалу задумки Шустрика?!..

Неожиданно саквояж остановился. Затем дернулся несколько раз. Но вновь не поехал. Через несколько секунд из кустов вышел пожилой мужик в оранжевом пиджаке и в бархатных штанах, держащий веревку. Недовольно рванул ее на себя:

— Опять мой саквояж с брюквой за что-то зацепился.

Только теперь Камешкин заметил, что от саквояжа протянута веревка, за которую он и тащился.

Саквояж еще раз дернулся. И заскользил дальше по траве.

— Так-то лучше! — мужик опять исчез в кустах, уволакивая на веревке саквояж.

— Вот! — воскликнул Камешкин. — Теперь-то очевидно, что никаких феноменов в округе нет.

— Это как вас понимать, Камешкин? — насупился Шустрик. — Вы хотите сказать, что их нет вообще?

— Совершенно.

— На каком основании вы делаете этот вывод?

— Да потому, что все они получили свое прозаическое объяснение. Значит, поскольку феноменов здесь нет, то и ваш феномен — тоже не феномен.

— А что же он, по-вашему?

— Да вы сами поглядите.

Шустрик поглядел на небо:

— А изображение-то самолета из будущего, похоже, прибыло!

На фоне радужного облачка, и вправду, уже четко просматривался какой-то летящий аппарат.

— Напоминает серебристый дирижабль с короткими крыльями, — констатировал полицейский с ноутбуком.

— Дирижабль и есть, — сказал Камешкин. — Совсем не самолет. И совсем не из будущего.

— Что мы можем знать о конструктивных особенностях самолетов будущего? — заметил Шустрик. — Да ничего! Потому оставьте свои комментарии как не имеющие никакой значимости!.

— Да? А вы обратите-ка внимание на надпись на этом якобы самолете из будущего!

— Ну, надпись! Ну, большими яркими буквами по фюзеляжу! Читаю: «Конкурс рекламы—2012»… И что?

— 2012 — это же нынешний год. А дирижабль этот — рекламный, из соседнего поселка!

— Что? Как же мог так провалиться мой столь тщательно проведенный поход за невиданными технологиями?!.. Ну надо же! Вместо оригинального самолета из будущего — заурядный рекламный дирижабль из провинциального поселка! Ну и ну!

— Ай да Камешкин! — улыбнулся полицейский с ноутбуком. — Обошел-таки этого пройдошливого международного авантюриста Шустрика на виражах вокруг феноменов!

— А как же иначе? — скромно сказал Камешкин. — Каждый из нас постоянно находится до грядущего. И то, каким оно станет, это грядущее, зависит от каждого из нас. От наших поступков.

— А теперь пора разобраться таки с Шустриком, — полицейский раскрыл ноутбук, постучал по клавишам: — Я только что пролистал список загадочных происшествий, в которых замешаны большие деньги. Там есть твоя, Шустрик, фотография. В деле, связанном с похищением особо крупной партии бриллиантов. Стало быть, ты, Шустрик, задержан!

Тем временем из рощи вышли двое парней студенческого возраста — с большими садовыми лейками, переговаривающиеся:

— Что за странность с нами произошла? Мы вдруг принялись увлеченно искать какие-то коряги, которые нам почему-то потребовалось срочно похитить!

— Наверное, мы попали под какую-то разновидность гипноза.

— Давай-ка лучше продолжим поливать из леек лесные клумбы!..

Парни вернулись в рощу.

— Эх! — угрюмо произнес Шустрик. — А ведь мой триумф, оказывается, почти получился! Самой малости не хватило: помешать Камешкину найти способ устранить все феномены в округе!..

А Камешкин задумался о том, с чего начнется не написанный пока что для литературной странички в районной газете его следующий рассказ…

Филипский Сергей Александрович родился 31 августа 1960 года на Дальнем Востоке в городе Шилка Читинской области. После школы поступил в Воронежский государственный университет. Окончил физический факультет. В настоящее время работает художником-дизайнером в газете. Пишет юмористическую фантастику. Первая значимая его публикация — в московском журнале «Сокол» (№1, 1995): рассказ «Увидеть мир по иному». Публиковался в журналах «Техника-молодежи» (Москва), «Юный техник» (Москва), «Губернский стиль» (Воронеж), «Порог» (Кировоград), во многих газетах. Рассказы Сергея Филипского вышли в первом сборнике воронежских фантастов «Ликвидация последствий» (1999) и двухтомнике «Страницы Воронежской прозы» (2004), в который вошли произведения писателей, жизнью и творчеством связанных с Воронежским краем. В этом издании был помещен рассказ Филипского «Волшебный кошель». Сергей Филипский автор книги фантастических приключенческих повестей для детей «Шпионы крадутся хитро» (г. Воронеж, 2010). Филипский – лауреат воронежской премии имени журналиста А.А. Пятунина. В №2 (11) за 2010 год «Знание-сила: Фантастика» опубликован рассказ «Без проблем».

Вернуться назад

Архив проектов

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source