Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР


Органические молекулы в космосе
 
 
  Проекты  
«Проекты ЗС» - это своего рода исследования, которые предпринимает журнал в отношении комплексов проблем, связанных с развитием науки, культуры и общества. Для рассмотрения этих проблем мы привлекаем специалистов из разных областей науки, философов, журналистов. Каждый проект – это их заочный диалог. Здесь мы выкладываем связанные с этим материалы: статьи, интервью, дискуссии.
Лета вечного не прекратится день

Алексей Леви

Оливер на бешеной скорости вылетел из-за угла и резко осадил свой джет-байк у дверей бара. Байк подпрыгнул, завилял и зацепил парковочный автомат. Оливер соскочил с седла, и его «Ямаха», сделав еще пару замысловатых пируэтов, грохнулась на дорогу.

Выругавшись сквозь зубы, парень поднял своего реактивного коня и попытался поставить его на подножку. Тугую пружину заело. Баррет пнул ее носком тяжелого ботинка, но это не помогло. Тогда он просто бросил байк посреди тротуара, пнул его еще раз и загремел вниз по ступенькам.

В этот час единственным посетителем бара «У Млечного Пути» был высокий тощий парень с мутными глазами наркомана с большим стажем и повадками профессионального придурка. Он был поглощен очень важным делом: пытался попасть кием по шару, раскорячившись над бильярдным столом.

Оливер, проходя мимо него, резко толкнул его в плечо. Кий вылетел у того из рук и чудом не порвал сукно. Шар медленно покатился по столу, потом, ударившись о борт, вернулся обратно.

— Какого хрена… — тощий парень судорожно нащупывал в кармане нож.

— Да ладно, успокойся, Ники.

— А, это ты, Ол… — Ники застегнул куртку. — Слушай, как это у них получается? Я полчаса пытаюсь загнать его в ту дыру!

Баррет внимательно оглядел стол: на нем был единственный шар.

— Ты полчаса забиваешь ОДИН шар?!

— Я только учусь. Кроме того, у меня глазомер нарушен.

Баррет взял шар, покрутил его в руке, потом размахнулся и со всей силы запустил в дальний угол бильярда. С оглушительным щелчком шар влетел в лузу.

— Вот так это получается.

— Вау! — Ники обошел стол и уставился в лузу.

— Так! Вы двое, вы пришли в бар или в боулинг? — донесся до них голос бармена.

— Все, все, Том, — Оливер поднял руки. — Нам два темного.

— Это все? — мрачно спросил бармен, поставив перед ними по кружке.

Баррет кивнул. Ники вальяжно откинулся на спинку стула и заявил:

— Мне порцию фуа-гра, карпаччо из лососины и рюмочку курвуазье. Силь ву пле!

— Авек плезир, — так же мрачно буркнул в ответ Том и удалился к себе за стойку.

— Чего это он? — обратился Ники к Оливеру.

— Не обращай внимания, — буркнул тот.

— Что сказали докторишки?

— Ничего хорошего. Пришли результаты анализов. Все подтвердилось.

У Ники отвисла челюсть:

— У вас ведь даже страховки нет!

— Нет. Но она здесь и не поможет.

— Как это?

— Эта болезнь не лечится.

— Сейчас все лечится! Даже ногу могут пришить! Или новые вены вставить! Я знаю, мне на руках делали. Дорого взяли, правда… Зато поставили фторолатовые! До сих пор как новенькие!

— Ногу могут пришить. Руку пришьют. Легкие целиком пересадят. Вырастят тебе любой орган взамен больного — глаз, ухо, желудок… Кроме мозга.

Ники, широко осклабившись, хотел ляпнуть какую-то гнусность, но под взглядом Оливера подавился своей остротой.

— Я не знал, что еще есть такие болезни, — прохрипел он.

— Есть, — кивнул Баррет. — Врач назвал мне их все. Штук пять, не больше. Я их, конечно, не запомнил.

Он достал из кармана куртки сложенную в несколько раз бумажку с эмблемой Федерального госпиталя.

— Идио-то-пи-чес-кая кор-тико-синапти-чес-кая де-ге-не-ра-ция, — прочитал по слогам. — Даже не вздумай гавкнуть что-нибудь на тему дегенератов!

— Да молчу я, молчу… Идиопатическая, наверное?

Оливер перечитал бумажку:

— Действительно, идиопатическая. Откуда ты знаешь это слово?

— Я учился в колледже, — пожал плечами Ники.

Баррет хмыкнул.

— В общем, суть там в том, что рвутся связи между нервными клетками в мозгах. И человек теряет память. Сначала забывает какие-то мелочи, всякую фигню… Потом это нарастает как снежный ком. В конце концов, Джен забудет не только меня, но и себя.

— И ничего нельзя сделать? — Ники был в шоке.

— Ничего, — помотал головой Баррет.

— Как она сейчас?

— Нормально. Врач сказал, что чувствовать она себя будет нормально. До… — у Баррета сел голос, он с трудом прокашлялся, — … самого конца. Не будет ничего болеть, не будет никаких других… этих… симптомов. Просто она постепенно все забудет. И всех.

— Какой-то кошмар, Ол… — Ники с трудом подбирал слова. — Мне очень жаль…

— Да, этому врачу из госпиталя тоже было очень жаль. Он вообще был не то напуган, не то обижен, — оскалился Оливер. — Насколько я понял, это не только единственный случай в его практике, но и пятый — всего пятый! — за все время, что медицине известно это заболевание.

— А это какое время? — осторожно спросил Ники.

— Сказал — лет двести. Раньше, возможно, люди тоже болели этой дрянью, но медицина не позволяла поставить диагноз. Теперь в ней случился большой прогресс, — саркастически закончил Баррет.

— Что ты будешь делать?

— Откуда я знаю — что делать?! А что тут сделаешь? Наверное, буду делать вид, что ничего не происходит. Будем ждать, когда все это закончится. Когда она все забудет.

— Нет, я имел в виду — сейчас. Ты скажешь ей об этом? Или ей уже в больничке все сказали?

— Не сказали. Она дома, а я ездил за результатами анализов. Она еще ничего не знает.

— Ты скажешь ей все, — полуутвердительно спросил Ники.

— Да, наверное. У меня не хватит смелости обмануть ее. Если только… удалось бы протянуть с этим разговором…

— В смысле?

— Врач сказал, ей осталось максимум до конца лета. Первое время Дженнифер будет просто забывать чуть больше и чуть быстрее, чем запоминать что-то новое. Поэтому будет не очень заметно. Потом разрушение памяти пойдет быстрее и быстрее, буквально с каждым днем и часом. Кончится лето — кончится память. Через несколько месяцев она забудет…

Оливер не закончил. По его небритой щеке поползла слеза.

— Самое паршивое будет не тогда, когда она забудет, как пользоваться компьютером или ложкой с вилкой. Не тогда, когда не сможет говорить, потому что не вспомнит слова и буквы. Самое жуткое, это когда… — наконец проговорил он.

— Это когда она забудет тебя, — Ники медленно кивал головой в такт словам.

Баррет уткнулся в свою полупустую кружку.

Несколько минут он сидел молча. Ники раскачивался на стуле, бурча себе под нос что-то вроде «Лето, лето… вечное лето».

— Я поехал, — вдруг поднялся Баррет.

Ники, казалось, этого даже не заметил.

— Лета вечного не прекратится день… — прошептал он.

— Чего? — выходя из-за столика, подозрительно посмотрел на него Оливер.

Ники не обратил на него никакого внимания.

— Сколько я должен, Том? И за этого придурка тоже, — подошел к стойке Баррет.

— Если он не сломал кий, а ты не разбил шар — то только за пиво, — улыбнулся Том.

— Окей, — вздохнул Оливер, расплатился и вышел из бара.

Его джет-байк кто-то аккуратно прислонил к стене.

Баррет завел двигатель и рванул по улице, лавируя в потоке транспорта и время от времени поднимая байк значительно выше метра от дороги, что, как известно, является грубым нарушением Дорожных правил.

 

***

 

— Иди, там к тебе этот психопат пришел, — недовольно сказала Дженнифер.

— Какой психопат? — недоуменно воззрился на нее Оливер.

— Ну, какой?.. Тут на весь город только один псих, который разгуливает на свободе. Ник, кто же еще.

— Чего ему надо?

— Ну, пойди и спроси. Он там на крыльце.

Оливер вышел на крыльцо. Ник стоял, прислонившись спиной к стене, глаза его были полуприкрыты.

— Ну, чего?

Ник открыл глаза и уставился на Оливера. Так они простояли с минуту, потом взгляд Ники прояснился.

— Хочешь, чтобы лето не кончалось? — спросил он.

— Что? Ты чего опять нанюхался? — обалдел Оливер.

— Ни… че… го! — Ник поводил дрожащим пальцем перед носом своего собеседника. — Я чист. Как стекло! Ты же сказал, что времени у нее… ну, у вас — до конца лета? Лето кончается — кончается все. Хочешь, чтобы лето не кончалось?

— Ты чокнутый! — обреченно выдохнул Оливер.

— Да, — спокойно согласился Ники. — Но к делу в данный момент это не относится. Пшли. Чего покажу… А то твоя меня в дом не пускает.

«И правильно делает», — подумал Оливер, спускаясь по ступенькам на дорожку.

Ники уселся прямо на траву, Оливер опустился рядом с ним на корточки.

— Гляди!

Ники достал из кармана видеоплеер, сунул в него карточку памяти. Экран засветился.

— Смотри, вот…

— Да я ничего не вижу! У тебя руки трясутся так, что ничего не разобрать.

— У меня тремор конечностей! А еще…

— Да, я знаю, еще глазомер нарушен. Дай сюда!

— Ага, а еще у меня…

— Да знаю я! Давай эту штуку! — Оливер отобрал у Ника плеер и уставился на экран.

— Вот сюда смотри, в левом углу.

— Ну и что это? Дельта Винчестера… Яркость… Расстояние от Солнца… Планетная система… Что это такое?

— Четвертая планета Дельты Винчестера! — торжественно провозгласил Ники, ткнув пальцем в экран. — Планета вечного лета!

— Какого, на фиг, лета?! — рявкнул Оливер.

— Вечного, — пискнул Ник. — Лето там никогда не заканчивается.

У Оливера отвисла челюсть.

— Естественно, только в одном полушарии, — размахивая длинными руками, вещал тем временем Ник. — В другом — вечная зима. Экватор — район жутких бурь и штормов. Но вам туда не надо. Вам надо вот сюда, где лето… Мягкий теплый климат, на побережье влажно, в центре континента сухо. 90 процентов солнечных дней в году, средняя температура 22 градуса Цельсия.

— На Земле тоже есть теплые места: Камчатка, Аляска…

— Есть. Только лето там только летом, а зимой там зима.

— Да что ты? Не может быть!

Ники проигнорировал сарказм:

— Может! А вот на этой планетке ВСЕГДА лето в одном полушарии и ВСЕГДА зима — в другом! Она как-то там хитро к своей звезде то ли наклонена, то ли повернута…

— Как такое может быть? — Оливер крутил в руках плеер.

— Откуда я знаю? Я не астроном. Я читаю то, что написано в справочниках. …Низкий технический и социальный уровень компенсируется климатическими, географическими и социальными особенностями. Минимальная плотность населения. Практически нулевая рождаемость при нулевой смертности от болезней. Невероятно низкая преступность. Это сельский Эдем. Ты уже сказал ей?

— Что? — Оливер так увлеченно смотрел на экран, что не понял вопроса. — Кому сказал?

— Дженнифер своей. Сказал про анализы?

— Тихо, не ори! Ничего я ей не сказал… Я не знаю, как это сделать. Я не могу. Пока соврал, что результаты будут послезавтра. Типа что-то там не успели сделать.

— А послезавтра что скажешь?

— Откуда я знаю? Будет послезавтра — будет видно.

— Ну да, конечно… — ухмыльнулся Ник.

 

***

 

— Джен, давай все бросим и уедем отсюда, а?

— Куда уедем?

— Все равно. Куда глаза глядят. Главное — отсюда. Помнишь, как три года назад мы…

— А мои анализы? Надо ведь дождаться результата…

— Да пес с ними, с анализами…

— Там все плохо, да? — Дженнифер посмотрела ему прямо в глаза. — Скажи мне, Оливер, там все плохо?

Баррет отвел взгляд.

— Понятно, — вздохнула Дженнифер, — и ты хочешь, чтобы я сделала вид, что ничего не случилось, что все идет как раньше, да? Мы будем сломя голову мчаться на твоем байке, ночевать на обочине и есть бесплатные гамбургеры, потому что наших денег хватит только на бензин?

— Прости, Джен, я… — Оливер закрыл лицо руками.

— А мне с каждой такой ночевкой, с каждым гамбургером будет становиться все хуже и хуже, и, в конце концов, я умру где-нибудь посреди автострады на другом конце Земли?

— Джен, послушай, ну я же извинился! Да, я сморозил чушь, но я больше не буду! Заткнусь и буду молчать! — заорал Оливер.

— Я согласна, — вдруг спокойно сказала Дженнифер.

— Что?

— Я согласна. Поехали. Прямо сейчас. Собираем вещи.

— Ты серьезно? — обалдел Баррет.

— Абсолютно. Сколько мне там осталось? Неделя? Месяц? Я, по крайней мере, получу максимальное удовольствие за это время. Я хочу умереть посреди автострады.

Девушка рухнула Оливеру на колени и обняла его за шею. Баррет зарылся лицом в ее длинные волосы. В наступившей тишине отчетливо слышалось, как в кухне из крана капает вода.

Упало не меньше сотни капель, прежде чем Баррет глухо пробормотал:

— Прямо сейчас не получится. Надо попытаться продать кое-какие вещи… Достать хоть немного денег.

— Сколько тебе надо на это времени? — Дженнифер погладила его по бритому затылку.

— Не знаю, — развел руками Оливер, — может, получится за завтрашний день все устроить.

— Окей, едем завтра. Пойдем в постель, — Дженнифер потянулась. — Хочу начать получать максимальное удовольствие. Пока еще есть такая возможность.

 

***

 

Ник недоверчиво помотал головой:

— Значит, ты правда решил увезти ее туда?

— А что тебя удивляет? — огрызнулся Баррет. — Разве не для этого ты мне каталог показывал?

— Обалдеть! Там так классно! — Ник блаженно закатил глаза. — В гости то позовете?

— Мы еще сами не уехали.

— Так чего ты телишься?

— Денег нет. Хочу заложить дом…

— Он же уже вроде заложен, — прищурился Ник.

— Даже дважды, — кивнул Оливер. — Рискну в третий раз, может снова повезет.

— Я могу чем-нибудь помочь?

Оливер задумался.

— Мне нужны деньги. Много денег. Есть идеи на эту тему?

— Я подумаю. А насчет…

— Само собой. Заберешь мой байк. Но только наводка должна быть железная, понял меня?

Ники медленно кивнул, рассматривая байк Оливера.

— Еще мне нужна форма техника Космопорта с карточкой-допуском на летное поле.

Ник вытаращил глаза:

— Ты с ума сошел? Где я тебе ее возьму?

— Не знаю, где хочешь. Она нужна мне всего на пару часов. Не будет формы — не будет байка.

— Да он мне не очень то и нужен, — буркнул Ник. — Я и ездить то не умею.

— Это не сложно. Крутишь ручку и ставишь ноги на подножку. Как только ты перестаешь касаться земли, он набирает скорость и сам держит равновесие. Тебе остается только регулировать скорость и выбирать направление. Дашь информацию — сядешь попробовать. Идет?

— Заметано. Ладно, до вечера.

Ник позвонил, когда уже стемнело.

— Ну что у тебя? — Оливер вышел из дома ему навстречу.

— «Сакс и Митчем», Чарльз-авеню. В четверг будет поступление крупной партии. Товар придет вечером, поэтому останется в офисе на ночь. В сейф весь не поместится, часть, скорее всего, просто свалят на пол. Естественно, будет пара охранников. Но это уже твои проблемы.

— Мои, — задумчиво кивнул Баррет. — А все-таки насколько крупная партия?

— Миллиона полтора. Реально можно взять, думаю, не меньше половины. Тебе этого хватит?

Оливер пожал плечами:

— Чтобы добраться до Дальней Сферы — хватит. Это примерно треть пути. А дальше регулярных рейсов нет.

— Как же вы полетите?

— Там видно будет. Наймусь рабочим на грузовик.

— Или угонишь его? — хихикнул Ники.

— Если выбьюсь из графика…

— Вот форма, — Ник протянул Оливеру пакет. — Карточка в кармане. Но имей в виду, сработает она, скорее всего, только один раз. Потом заблокируется.

— Мне больше и не надо.

***

События четверга развивались с кинематографической стремительностью. Для Дженнифер, правда, это была романтическая мелодрама — она полностью доверилась Оливеру в подготовке путешествия. С головой погрузившись в предвкушение полета, она совершенно выкинула из головы все, что могло его омрачить. Ей было плевать, что будет с байком, который они бросили на стоянке Космопорта, откуда у них возьмутся деньги на перелет и на жизнь, сколько времени ей отпущено беспомощной медициной… Она даже не знала, куда именно они собираются лететь.

Четверг же Оливера был боевиком с элементами детектива. Впрочем, ему такой сюжет был не в новинку. Уже пройдя паспортный контроль и сдав в багаж свой худосочный байкерский рюкзак, Оливер усадил свою подругу за столик в коктейль-баре, велел заказать что-нибудь убийственно вкусное и омерзительно дорогое, а сам отправился в туалет — «Что-то живот прихватило…».

Просочился незамеченным мимо стюардессы за стойкой и через минуту уже выруливал со стоянки. Полчаса неторопливой аккуратной езды — и Баррет уже в офисе «Сакса и Митчема».

Обратный путь до Космопорта Оливер проделал за одиннадцать минут, сопровождаемый полицейскими сиренами, мигалками и требованиями остановиться. Низвергшись по спиральному пандусу на самый нижний этаж парковки, он натянул свою кожаную куртку на истомившегося в ожидании Ника, нахлобучил ему на голову свой шлем и подтолкнул в спину.

— Ты хоть письмо пришли оттуда! — проверещал Ники, тщетно пытаясь перекричать рев турбин и приближающиеся завывания полицейских флаеров.

Оливер, одетый в униформу электрика, скользнул в приоткрытую дверь с надписью «Только для персонала». Ник, с трудом удерживаясь в седле, рванул по пандусу, подгоняемый лучом полицейского прожектора.

— На прямой у них нет против него шансов, — бормотал Баррет, блуждая по лабиринту служебных переходов и прислушиваясь к удаляющемуся грохоту погони.

Воспользовавшись магнитной карточкой, Оливер посетил багажное отделение, где в его рюкзак перекочевал небольшой, но, видимо, очень тяжелый сверток, сделал небольшой крюк в сторону туалетов и уселся перед Дженнифер ровно за пять секунд до объявления об окончании посадки на их рейс.

— Все нормально? — спросила девушка, располагаясь в противоперегрузочном кресле шаттла, доставляющего пассажиров на околоземную орбиту.

— Все отлично! — широко улыбнулся Оливер.

— Да? — нахмурилась Дженнифер, — А где твоя куртка?

Оливер оглядел себя:

— Вот черт! Забыл, наверное, в сортире! Да и пес с ней!

— А что же твой дружок Николас не пришел проводить тебя?

— Мы с ним уже попрощались, — ухмыльнулся Баррет. — Кроме того, боюсь, сейчас он немного занят.

— Чем же интересно он так занят? Переводит старушек через дорогу? Или украшает цветами церковь?

— Угу, вроде того, — кивнул Оливер.

У Ники в тот момент дел, действительно, было выше крыши: он со скоростью двести пятьдесят миль в час приближался к выставленному поперек дороги полицейскому заграждению. Пора было решать что делать: тормозить или проверить на себе рекламные описания заграждения, которое, по уверениям производителя, не могло причинить вред нарушителю, врезающемуся в него на скорости до 500 километров в час.

Ники еще немного подумал и неуверенно придавил тормоз. Столкновение действительно не повредило ему: силовое поле мягко обняло его и аккуратно повалило на бок вместе с байком. Следующее, что он увидел, был ствол парализатора, направленный ему прямо в лоб.

— Если ты, урод, думаешь, что шлем спасет тебя от луча парализатора, то ты ошибаешься, — это было следующее, что он услышал. — Медленно вставай и не делай глупостей.

Путь до городского Управления полиции Ник проделал с комфортом — в полицейском автобусе — и в шлеме. Потом его все-таки пришлось снять, чтобы сфотографироваться. В комнату для допросов Ник прошествовал, элегантно держа шлем на сгибе локтя.

— Но это же не он! — хором воскликнули охранники «Сакса и Митчема».

— Что значит «не он»?! — заорал на них старший следователь. — Куртка! Шлем! Красный джет-байк «Ямаха»!

— Куртка… шлем… байк… — кивали охранники, — но это не он.

Ник довольно улыбался.

— Хватит лыбиться, подонок! Кто хозяин байка? Где он?

— Не знаю! — радостно пожал плечами Ник.

Следователь взял со стола шлем, примерился и наотмашь врезал им Нику по лицу.

 

***

 

— Эй, чувак! Ты не терял лет десять назад красную «Ямаху»?

Оливер Баррет, подвязывавший в палисаднике какие-то кусты, медленно выпрямился.

— Уж не хочешь ли ты вернуть мне ее? А заодно и шлем с курткой? — наконец спросил он.

Ник развел руками:

— Увы, увы… Все это, похоже, до сих пор на складе вещдоков.

— Черт меня побери! Ники!

— Черт тебя побери! Ол!

Покончив с объятиями, воплями и рукопожатиями, мужчины вошли в дом.

— Какими судьбами ты здесь, Ники?

— Вот приехал проведать старого друга. Далеко же ты забрался, Ол!

— С твоей подсказки! Ты же не станешь утверждать, что все это время был за решеткой?

— Нет, меня продержали всего пару недель. Даже кражу твоего шмотья не смогли на меня повесить. Но подставил ты меня, дружище, своим байком и курткой по полной! — заржал Ник.

— А ты, можно подумать, ожидал чего-то другого! — широко улыбнулся Баррет. — С меня причитается!

— Сто процентов! Мне следователь в околотке три зуба выбил, скотина, и челюсть сломал. Плюс моральный ущерб…

— Сочтемся!

— Ты скажи мне главное — как Дженнифер? — Ники явно боялся услышать ответ.

— Нормально, — пожал плечами Оливер.

И добавил, подчеркивая каждое слово:

— Лето же еще не закончилось.

За спиной Оливера щелкнул замок и мужской голос произнес:

— Для вас обоих уже закончилось. Руки на стол, ладонями вверх, так, чтобы я их видел. И давайте без глупостей.

Оливер медленно положил руки на стол. Ники застонал:

— Вот дерьмо, как я лоханулся…

— Ты знаешь его? — спросил Баррет у Ника.

— Да, — буркнул тот. — Это он выбил мне зубы.

— Дернетесь — вышибу еще и мозги. Ты хорошо замел следы, Баррет. Несколько лет тебя разыскивала вся полиция Внутренней Сферы. И все это время я следил за твоим дружком, в надежде, что он выведет на тебя. Я оказался прав.

Следователь набрал короткий номер на телефонной трубке.

— Полиция? Срочно вышлите усиленный наряд к дому 12 по аллее Калм. В доме скрывается опасный преступник.

Оливер, приоткрыв рот, смотрел куда-то за спину полицейского. Глаза его были абсолютно пустыми.

Ники, наоборот, вперился в поверхность стола с таким напряженным внимание, как будто читал там советы, как себя вести в подобной ситуации.

На крыльце вдруг послышались шаги.

— Оли, дорогой, я дома!

Следователь повернул голову к двери, бластер в его руках дрогнул.

Одним движением Ники накрыл ладонью кухонный нож, лежавший на столе, и метнул его. Нож прошуршал по столешнице, взлетел в воздух и угодил ручкой в лоб полицейскому. Его глаза закатились, и он мягко осел на пол.

— Что здесь происходит? — Дженнифер с ужасом смотрела то на незнакомого мужчину, лежащего на полу, то на Оливера, сидящего в той же позе, с руками ладонями вверх на столе, то на Ника, который, казалось, сам был предельно удивлен таким развитием событий.

— Я спрашиваю, что здесь происходит? Оли, кто этот человек?

— Дорогая, поднимись в спальню. Побудь пока там, — глядя прямо перед собой, сквозь зубы произнес Баррет.

— Я говорила — от этого психа только одни неприятности. Откуда он опять взялся на нашу голову? — Дженнифер махнула сумочкой в сторону Ники.

— Я сказал тебе — иди в спальню! — заорал Оливер, вскакивая со стула.

Послышалось завывание полицейских сирен.

— Мы же сможем убедить местных легавых, что он застрелился?

— Даже не надейся. Копы здесь хоть и избалованы низкой преступностью, но одному из нас отвертеться не удастся.

— А что здесь полагается за убийство? — мрачно осведомился Ник.

— То же, что и везде — вышка, — буркнул Оливер.

— Свяжи своей жене руки за спиной, — так же мрачно проговорил Ник.

— Что?! Зачем? Ты что, спятил? — заорал на него Оливер.

— Хочешь обратно на Землю, в тюрягу? Делай, что я говорю!

Оливер вытащил из ящика стола моток прочной веревки, подошел к Дженнифер, потерявшей дар речи, и связал ей руки.

— Привяжи ее к стулу.

— Какого черта? — засопротивлялась было женщина, но Оливер силой посадил ее на стул и привязал остатками веревки.

Несколько полицейских машин, шурша гравием, подъехало к дому. Заскрежетал громкоговоритель.

— Чудненько, — Ники обошел привязанную к стулу Дженнифер, направляясь к полке с кухонной утварью.

— Ну и что теперь? — саркастически осведомился Оливер.

— Да ничего, — грустно ответил Ники и изо всех сил шарахнул друга по голове сковородкой.

Не обращая внимания на отчаянно визжащую Дженнифер, Ники вытряхнул на пол содержимое ящиков и шкафов, потом бегом поднялся в спальню и сделал то же самое там. Это заняло у него совсем немного времени.

Через минуту Ники вышел на крыльцо, одной рукой прижимая к себе потерявшего сознание следователя, а другой приставив к его горлу нож.

Полицейские машины полукругом выстроились перед крыльцом.

— Мне нужно пятнадцать миллионов долларов и подготовленный к полету корабль! — заорал Ники. — Или я перережу ему глотку! Считаю до трех!

Полицейские явно пребывали в растерянности. Один из них держал у рта микрофон, но не знал, что говорить. Остальные смотрели на Ника сквозь прицелы карабинов и пистолетов и не знали, что делать.

— Раз!..

Полицейский с микрофоном пробормотал:

— Сэр…

— Два!..

Другой полицейский поудобнее перехватил карабин и прицелился.

— Два с половиной… — Ники ехидно ухмылялся.

Слово «Три!», выстрел и движение ножа, перерезавшего шею следователя чуть ли не до позвоночника, совпали во времени.

Десять минут спустя Оливер стоял над двумя телами, накрытыми черной пленкой. Рыдающая Дженнифер прижималась к его плечу.

— Вы знаете этих людей? Мистер Балмер? Миссис Балмер?

— Нет, — помотал головой Оливер и ткнул жену в бок локтем.

— Один из них — полицейский следователь в отставке с Земли. Личность второго мы пока установить не можем. Известно лишь, что они прибыли к нам одним рейсом. Возможно, наш коллега следил за этим подонком. Вам повезло, что он успел сообщить нам.

— Еще как повезло, — буркнул Оливер, почесав шишку на затылке.

Полицейские, наконец, уехали, забрав тела. Оливер сел на ступеньку. Дженнифер опустилась на колени рядом с ним.

— Может, ты все-таки расскажешь мне, что все это значит? — всхлипывая, спросила она. — Кто этот человек? Как здесь оказался этот твой психованный дружок? Почему он убил его?

Оливер обнял ее за плечи и вытер слезы, струящиеся по щекам женщины. Потом махнул рукой:

— Забудь…

Алексей Леви (это псевдоним) родился 6 июня 1971 года в Оренбурге. Закончил Оренбургский Государственный медицинский институт в 1994 году. После прохождения интернатуры работал в Адлерской городской больнице г. Сочи врачом-терапевтом и врачом ультразвуковой диагностики. В настоящее время работает веб-программистом. Живет в г. Сочи. Первая публикация — юмористический рассказ «Советы про запас врачу-интерну» в «Медицинской Газете»  (номер 1-2 за 1997 г.). В альманахе Б.Стругацкого «Полдень XXIвек» (сентябрь 2007 г.) опубликован рассказ «Номер 758». В №  3 (8) за 2008 год «Знание-сила: Фантастика» был опубликован рассказ «В яблочко».

Вернуться назад

Архив проектов

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source