Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР


Органические молекулы в космосе
 
 
Гибкость и верность принципам: страны АСЕАН на рубеже 50-летия

 

Виктор Сумский

В августе этого года исполнилось пятьдесят лет со дня основания Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН — от ее английского названия: Association of Southеast Asian Nations) — политической, экономической и культурной региональной межправительственной организации десяти стран, расположенных в этой части света. В чем тогда, в шестьдесят седьмом, был смысл их объединения? Почему спустя полвека, за которые мир уже не раз изменил свое лицо, этот союз все еще продолжает существовать? О чем свидетельствует его опыт? Как его участники видят собственное будущее? Обо всем этом нашему корреспонденту рассказывает руководитель Центра АСЕАН при МГИМО (Университете) МИД России доктор исторических наук Виктор Сумский, один из ведущих отечественных специалистов по Юго-Восточной Азии, автор трех монографий и многочисленных статей, посвященных политической истории и современному развитию стран этого региона, международным отношениям в нем и проблемам его безопасности.

— Виктор Владимирович, когда и для чего была создана АСЕАН?

— История АСЕАН начинается 8 августа 1967 года, когда в Бангкоке собрались министры иностранных дел пяти стран Юго-Восточной Азии (ЮВА): Индонезии, Малайзии, Сингапура, Таиланда и Филиппин. Они подписали «Бангкокскую декларацию», известившую, что в ЮВА создается организация, объединяющая ряд государств этого региона. Замечу, что даже в те времена достаточно четкого представления о том, что такое «Юго-Восточная Азия», еще не было. Скажем, Шри-Ланка, которую сегодня однозначно относят к другому региону — а именно, к Южной Азии, — тоже получила предложение присоединиться к ассоциации, но воздержалась.

Попытка создать в ЮВА региональное объединение была не первой, но, как показали дальнейшие полвека, самой успешной. Тут надо вспомнить, что это было за время — и понять, что 50 лет назад Юго-Восточная Азия очень сильно отличалась от той, что мы знаем сегодня.

Это была зона одного из самых острых региональных конфликтов эпохи холодной войны — Индокитайского конфликта. К 1967‑му году уже случился так называемый Тонкинский инцидент, после которого вспыхнула и быстро перешла в стадию эскалации 2-я Ин­до­китайская война. Американские бомбардировки Северного Вьетнама уже шли в ежедневном режиме. Надо обязательно принимать во внимание этот событийный фон и состав стран, представленных в Бангкоке, чтобы понять, с каким настроением создавалась АСЕАН. Формально она создавалась для поощрения экономического и культурного сотрудничества между странами региона, но подлинные цели выглядели несколько иначе. Обратим внимание: в этой группировке собрались страны, для которых антикоммунизм был, по существу, официальной идеологией. Встревоженные столкновением между силами, отстаивавшими капиталистическую ориентацию, и силами социализма, лидеры этой пятерки не хотели допустить, чтобы конфликты, терзавшие тогда Индокитай, вырвались за его пределы и распространились на их страны.

А опасаться было чего. Социального неблагополучия, вплоть до беспросветной нищеты, в странах, стоявших у истоков АСЕАН, было предостаточно. Боялись, что на этой почве разовьется движение за свержение существующего строя и установление альтернативных порядков. А ведь у создателей ассоциации были еще и сложности в двусторонних отношениях, вплоть до территориальных споров, особенно болезненных для молодых национальных государств.

Однако перед лицом «красной угрозы» было решено отодвинуть разногласия в сторону и сосредоточиться на идее совместного противостояния коммунизму, причем не только на внешнем, но и на внутреннем фронте. Речь шла о том, чтобы, сохраняя относительную (в сравнении с Индокитаем) политическую стабильность, повысить темпы экономического роста и выйти на новый уровень общественного благосостояния.

Если бы деятели, создававшие АСЕАН, могли заглянуть на 50 лет вперед и увидеть, что получилось, они бы не поверили своим глазам. Но вместе с тем, они, будучи искушенными политиками, определенно отметили бы моменты преемственности между тем, что было тогда и что мы наблюдаем теперь.

— Как же удается ассоциации, объединяющей страны, столь непохожие друг на друга буквально во всех отношениях — будь то государственный строй, доминирующие религии или ВВП на душу населения — сохранять себя в течение целого полувека?

— Изначально, как уже сказано, их сближали базовые политико-идеологические установки, общие, но при этом и достаточно эластичные представления об императивах выживания в биполярном мире. Скажем, общая прозападная позиция создателей АСЕАН не вызывала особых сомнений. Но в то же самое время такая ключевая страна ЮВА, как Индонезия, формально придерживалась нейтралитета, оставалась активной участницей Движения неприсоединения, и этому примеру в большей или меньшей степени следовали другие члены ассоциации.

А вот как удалось продержаться полвека... И на уровне индивидов, и на уровне сообществ политическое долголетие даруется тем, кто умеет адаптироваться к меняющимся внешним и внутренним обстоятельствам, идти, что называется, в ногу со временем. АСЕАН второй половины 1960‑х годов и первой половины 1970-х не во всем походит на ту АСЕАН, которую мы видим в конце холодной войны (хотя по составу организация увеличилась к тому времени всего на одну страну — в 1984 году к ней присоединился Бруней). И точно так же ясно, что АСЕАН, к которой во второй половине 1990-х годов присоединились Вьетнам, Лаос, Мьянма и Камбоджа, должна была в каких-то смыслах создавать себя заново.

Меняются социально-экономические реалии, меняется образ государств и городов. Может быть, нагляднее всего говорит об этом меняющийся облик национальных столиц. Мы до сих пор привычно считаем страны ЮВА крестьянскими, тогда как в действительности их отличают высокие темпы урбанизации. Сегодня АСЕАНовские столицы — Сингапур, Куала-Лумпур, Бангкок, Джакарта, Манила — стоят в ряду самых динамичных азиатских мегаполисов. Жизненные силы этих городов-миллионеров, те транспортные, финансовые, информационные потоки, которые связывают их между собой, в огромной степени поддерживают интеграционные тенденции внутри современной АСЕАН, и в то же время сообщают ей качества глобального игрока.

— Видимо, окончание холодной войны и то, что к АСЕАН присоединились еще четыре страны, придало дополнительный импульс развитию этой организации?

— Да, это так, но ей потребовалась и определенная подготовка к переменам, произошедшим на рубеже второго и третьего тысячелетий.

 Последнее десятилетие холодной войны ознаменовалось в ЮВА конфликтом, который привел вьетнамские войска в Камбоджу и повлек за собой затяжное противостояния на таиландско-камбоджийской границе, вплоть до превращения Таиланда в прифронтовое государство.

Используя эти события как дополнительный повод для внутреннего сплочения ассоциации, асеановцы продолжали, однако, искать пути урегулирования противоречий с ближайшими соседями. И когда в середине 1980-х забрезжили контуры нового миропорядка, они уже были внутренне готовы к диалогу не только с индокитайскими оппонентами, но и с Москвой, поддерживавшей их. Ведь без ее доброй воли нормализация положения в Камбодже — предполагавшая, в свою очередь, развитие политического диалога и экономических связей между странами АСЕАН и странами Индокитая — просто не могла бы начаться.

Многим думалось, что для реального сближения бывших противников потребуется целая историческая эпоха, но на деле получилось иначе: АСЕАН как объединение 10 стран ЮВА стала реальностью еще до наступления XXIвека.

Примерно в это же время шло расширение Евросоюза, и отличия этого процесса от расширения АСЕАН весьма поучительны. Если в первом случае претендентам на членство, представлявшим посткоммунистическую Восточную Европу, выставлялись целые реестры требований и нормативов, которые надлежало соблюсти, то основатели АСЕАН проявили несравненно большую терпимость к индокитайским кандидатам.

Когда в 1995 году в АСЕАН принимали Вьетнам, то никто не требовал, чтобы он отказался от коммунистической идеологии, демонтировал партийно-государственную систему ленинского типа. Посчитали достаточным, что во Вьетнаме уже заработали механизмы рыночной реформы, и в рамках курса «дой мой» (обновления) уже началось преображение вьетнамской экономики. Сегодня, когда этот курс вывел Вьетнам из категории наименее развитых стран к статусу страны среднего уровня развития и превратил его в одну из надежных опор АСЕАН, мудрость подобной позиции представляется самоочевидной.

— Стало быть, мы снова констатируем, что политическая гибкость укрепляет АСЕАН и продлевает ей жизнь?

— Я бы все-таки подчеркнул, что к такому результату ведет не гибкость сама по себе, но ее сочетание с приверженностью определенного рода принципам.

Основополагающие принципы АСЕАН — невмешательство ее членов во внутренние дела друг друга, взаимное уважение национального суверенитета. Правда, и в ЮВА, и в мире в целом в первые два десятилетия после холодной войны бытовало мнение, что суверенитет и национальное государство как его зримое воплощение сдают свои позиции под натиском глобализации. Доводы в пользу того, что установка на невмешательство во внутренние дела мешает последовательной борьбе за соблюдение прав человека, неоднократно звучали и звучат на асеановских форумах и собеседованиях. Пока, однако же, преобладает понимание, что отказ от невмешательства, как и от соблюдения консенсуса при принятии решений, грозит АСЕАН как региональной организации серьезнейшими осложнениями, вплоть до фактической самоликвидации. С учетом этого правомерно говорить о том, что, серьезно изменившись за полвека в целом ряде отношений, АСЕАН остается верна тем важнейшим правилам и обязательствам, которые установила для себя в момент своего создания.

— А были ли за пятьдесят лет у АСЕАН и ее членов крупные неудачи — экономические, политические?

— Да, случалось и такое, причем некоторые неудачи и срывы представляются сегодня едва ли не прямыми следствиями предшествующих достижений на ниве модернизации. Как известно, у каждой из стран АСЕАН бывали моменты, когда экономика прирастала со скоростью от 8% в год и выше. Что это, как не яркие свидетельства успеха? Но будем помнить, что ускоренная модернизация всегда таит в себе вызовы, связанные с быстрым расшатыванием традиционных устоев и невозможностью сменить их столь же быстро на нечто равноценное. Махнуть одним прыжком в иное социальное качество нельзя. Между прошлым, в котором господствовала традиция, и будущим, где когда-нибудь восторжествует современность, лежит настоящее, где вроде бы решаются насущные проблемы, но исподволь копятся, чтобы потом застигнуть общество врасплох, проблемы новые, никем не предсказанные и толком не понятые.

Поэтому тот факт, что за последние полвека вроде бы преуспевающим членам АСЕАН, включая «продвинутые» страны «первой пятерки», не однажды приходилось погружаться в «смутные времена», по-своему закономерен. В 1973—1976 годах, в период после знаменитой «студенческой революции», свергшей военную диктатуру Танома Киттикачона, ярлык «больного человека» Юго-Восточной Азии «приклеился» к Таиланду. В 1983—1986 годах, на этапе кризиса, а затем и падения режима Фердинанда Маркоса, эта репутация перешла к Филиппинам, а в конце 1990-х, в разгар Азиатского финансового кризиса, обернувшегося крахом режима Сухарто, — к Индонезии. Тогда же на грани аналогичной катастрофы балансировала Малайзия, избежавшая ее лишь ценой острого внутриэлитного конфликта и неортодоксальных действий в области валютного регулирования.

Как можно было не заметить, что на регион надвигается бедствие такого масштаба, как Азиатский кризис? А между тем, он накрыл ЮВА к полной неожиданности для местных политических и деловых элит. Неготовой к нему оказалась и АСЕАН как региональная организация. Не предложив своим членам внятной антикризисной стратегии, она вынудила их искать выход из создавшегося положения не вместе, а порознь, методом проб и ошибок.

Можно было бы сослаться и на другие примеры того, что прошедшие полвека не были для АСЕАН временем сплошных триумфов. Но, думается, из этого никак не следует, что совокупные результаты полувекового развития отдельных стран ЮВА и их региональной организации не заслуживают твердой положительной оценки.

— Какими вам видятся перспективы развития ассоциации?

— Содержательный и реалистичный ответ предполагает не только признание прошлых достижений АСЕАН. Приходится констатировать, что и на уровне ЮВА и шире — Большой Восточной Азии, и на глобальном уровне заявляют о себе новые вызовы, на которые ассоциация и ее члены обязаны откликнуться тем или иным образом.

Уточняя, о чем идет речь, напомнил бы, прежде всего, что движение от однополярного мира к миру многополярному больше не идет в режиме постепенности и эволюции, как это было еще недавно, но приобретает все более тревожный и все менее прогнозируемый характер. Будущее АСЕАН в огромной степени зависит от того, смогут ли ассоциация и ее члены дать общий, согласованный ответ на этот вызов, сопряженный с расшатыванием привычных структур глобальной безопасности и нарастанием того, что восточноазиатские эксперты именуют «стратегической неопределенностью».

Другая характерная особенность «текущего момента» — кризис регионализма как такового, с особой наглядностью проявляющийся на примере Евросоюза и его наднациональных институтов. Для АСЕАН эта тема особенно важна и болезненна, ведь там всегда смотрели и смотрят на опыт ЕС с повышенной заинтересованностью. При этом даже поклонники европейской интеграционной модели не могут не признавать, что присущее АСЕАН разнообразие политических порядков и культурно-религиозных традиций плюс перепады в уровнях социально-экономического развития не позволяют брать Европу за образец. Аналитики, чье мнение представляется наиболее трезвым и убедительным, говорят без обиняков: в обозримой перспективе структуры наднационального управления в ЮВА не появятся, и вполне может быть, что этого не случится никогда. Раз так, то в чем же будет выражаться дальнейшее развитие АСЕАН как интеграционного объединения?

Думается, подобные вопросы — как и ситуация, в которой они рождаются, — все еще слишком новы и слишком остры, чтобы уже сейчас можно было уверенно предсказать, какие ответы дадут на них народы ЮВА и их лидеры.

— Как бы вы охарактеризовали современное состояние АСЕАН в плане экономики, образования, социальной сферы, технологий?

— В этом разобраться проще. Сего­дня совокупный ВВП стран-участниц АСЕАН — порядка 3 триллионов долларов. Если бы статистикой учитывалась такая величина, как экономика всех этих стран вместе взятых, то она занимала бы шестое место в мире. В зоне АСЕАН проживает примерно 630 миллионов человек. Это огромный рынок, на котором все более заметно присутствие среднего класса, явно окрепшего за несколько последних десятилетий. Показатели грамотности населения достаточно высоки.

Во многих странах АСЕАН прекрасно поставлено начальное и среднее образование. Что касается образования высшего, то в любой из них имеются университеты, чьи дипломы котируются и в странах самой ассоциации, и за ее пределами. Это, в частности, университеты Чулалонгкорн и Таммасат (Таиланд), Национальный университет Сингапура, Национальный университет Малайзии, Университет Индонезии, Университет Филиппин. На тех же Филиппинах действует старейший из вузов, существующих ныне в Азии. Это — Университет св. Фомы (Санто-Томас), основанный в Маниле монахами-доминиканцами за четверть века до Гарварда, в 1611 году.

Если же говорить о научном потенциале и технологиях, то тут еще есть, над чем работать. До недавнего времени в странах АСЕАН — примерно как и у нас после 1991 года — самым большим почетом в студенческой среде пользовались профессии юриста и бухгалтера. Но кое-где уже заложены неплохие основы для формирования научно-технической интеллигенции. Посмотрите, например, какие специальности осваивают молодые люди, которых направляет на учебу в Россию правительство Мьянмы: они изучают в наших вузах высшую математику, ядерную физику, информатику.

На отдельных направлениях научно-технического прогресса страны АСЕАН имеют шанс если не выйти в лидеры, то закрепиться на вполне достойных позициях. Есть успехи в сфере микроэлектроники, в производстве программных продуктов. В этом отношении выделяются Сингапур, Малайзия, Филиппины, Таиланд. Хотя ключевые позиции в секторах ITи инноваций принадлежат филиалам транснациональных компаний, в ряде стран АСЕАН уже успели заявить о себе и местные производители соответствующей продукции.

— Если говорить об образовании, то понятно, что, например, с Вьетнамом или Лаосом у нас традиционно хорошие связи. Во всяком случае, численность вьетнамских студентов в России, когда-то сократившаяся, вновь растет. И прежде, и теперь с этим связаны возможности продвижения наших интересов, ведь вместе с образованием человек приобретает и определенный образ мышления. Хорошо ли мы используем этот ресурс в отношениях с АСЕАН?

— Наше сотрудничество с дружественными странами ЮВА в сфере высшего образования принесло в свое время очень богатые плоды. Фактически, Советский Союз помогал им воспитывать национальные управленческие кадры и интеллектуальную элиту. Во Вьетнаме, Лаосе, Камбодже деятели, прошедшие нашу школу, неплохо представлены в высшем эшелоне руководства государством и экономикой, играют заметную роль в области культуры и искусства. Однако многие уже в том возрасте, когда им предстоит, в лучшем случае, еще лет десять активной работы. А дальше начнется смена поколений, в ходе которой на ведущие роли выйдут, вполне вероятно, выпускники западных, китайских, японских и корейских вузов. Во избежание потери темпа в отношениях с нашими старыми друзьями нам надо срочно наверстывать то, что было упущено в 1990-е годы — и, конечно, диверсифицировать круг АСЕАНовских партнеров, которым мы предоставляем образовательные услуги. Отличный пример для подражания — то, чего нам удалось добиться за последние 15—20 лет в сотрудничестве с Мьянмой. Но и в этой стране, переживающей внутренние перемены и активно переоформляющей свои связи с внешним миром, очень важно не сдать завоеванные позиции более энергичным конкурентам.

Беседовала Надежда Алексеева
Обработка текста О. Гертман

ЗС 09/2017

Номера журнала

 

Читать номера on-line

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source