Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

Вход Вход
iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Горячая новость:
Подписаться на журнал "ЗНАНИЕ-СИЛА" стало проще
 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР

Главная тема:

Тексты и История


Органические молекулы в космосе
 
 
 Самое интересное 
Самые яркие статьи за все годы существования журнала. Пока выложены только статьи 2007-2010 годов, но мы работаем над продолжением этого.
Королевские страсти

Ольга Потокина

Эпоха с IV по VIII век – одна из самых ярких и таинственных страниц в истории средневековой Европы. Названа она была – Великое переселение народов. Историческое значение этой эпохи определено вступлением на сцену истории многочисленных варваров – разномастных племен, шедших с севера в богатые области с более мягким климатом. Это было время длительных походов и опустошительных завоеваний, когда отходила в прошлое классическая античная цивилизация, и еще не сложилась средневековая культура. Оно вписало в историю столько имен великих властителей и полководцев, что навсегда запечатлелось в многочисленных сказаниях и легендах.

И трагические, и занимательные истории о знаменитых и менее известных королях и королевах варваров донесли до нас раннесредневековые хроники. Фигуры царственных особ живо предстают в контексте бурных политических событий. Варвары активно искали свое место в стремительно меняющемся мире. В известной борьбе за власть обнажались благородные и героические или яростные и мстительные характеры лидеров варваров.

С V века сильнейшие варварские племена постепенно оседают на землях рушащейся Римской империи, основывая многочисленные королевства. Это вест- и остготы в Италии и Испании, бургунды – в долине Роны, франки – в Галлии, и вандало-аланы в Северной Африке и, наконец, лангобарды в Италии.

Золотым веком для варваров в Италии стал, без сомнения, краткий период правления легендарного остгота Теодориха Великого (451–526), взявшего в жены дочь короля франков Хлодвига I. В глазах поколений историков его недолговечное государство символизировало соединение несоединимого: классического и варварского начал, Запада и Востока, проповеди еретического арианства и политики веротерпимости.

Теодорих Великий происходил из благородного готского рода Амалов и по политическим причинам провел юность в Константинополе, блистательном центре Восточной империи. Его столицей стала Равенна, которую он украсил дворцами и храмами, – прекрасная жемчужина, игравшая в отблесках утонченной позднеантичной культуры. Теодорих вернул на итальянскую землю мир и процветание после разорительных войн и междоусобиц. Его королевство, к несчастью, стало наименее долговечным из всех королевств варваров.

Знаменитой представительницей рода Амалов была дочь Теодориха Великого – мудрая Амаласунта (умерла в 535). С 526 года она, став регентом при малолетнем сыне, твердой рукой управляла политическим наследством отца. Ей удалось заручиться поддержкой византийского императора Юстиниана, в связи с чем императрица Феодора якобы приревновала супруга к готской королеве. Надежды Амаласунты спастись в Византии от политических врагов не оправдались, и она была убита. С Амаласунтой связана легенда о родовом сокровище Амалов, которые, по словам историка Прокопия Кесарийского, она отправила в Византию на корабле. След их навсегда был потерян. В течение пяти лет – с 531 по 536 – умерло трое королей из рода Амалов. Тени смуты вновь сгустились над Италией.

Совершив небольшой скачок во времени, мы окажемся у новой значительной даты в истории Великого переселения – в 569 году, когда предводитель лангобардов король Альбоин объявил себя в Милане повелителем Италии. Его племени предстояло хозяйничать на полуострове почти 250 лет.

В то угасавшей, то вновь разгоравшейся борьбе с мятежными герцогами, в войнах с Византией лангобардские правители с течением времени переносили свою столицу. Они перебрались из Вероны в Милан и, наконец, в Павию, следуя выгодам географического положения того или иного города. В ближайших окрестностях столиц находились королевские летние резиденции, а окружающие леса были местом проведения королевских охотничьих игр. Архитектурные комплексы в Монце близ Милана (построен королевой Теоделиндой около 600 года) и в Кортеолоне, что восточнее Павии (принадлежал королю Лиутпранду), наиболее известны роскошным убранством: красочными росписями, изображавшими жизнь лангобардов, и декоративной скульптурой.

Придворная жизнь лангобардских правителей не единожды становилась ареной борьбы страстей. В строках сочинения Павла Дьякона описана кровавая история царственной четы Альбоина и Розамунды. Королева, по рождению принадлежавшая племени гепидов, стала одной из самых романтизированных героинь раннего Средневековья. История этой своеобразной «знаменитости» своей эпохи часто пересказывалась современниками.

Розамунда кровью супруга смыла позор павшего от рук лангобардов родного племени. Жутким символом фатума выступил пиршественный кубок Альбоина, искусно изготовленный из черепа отца Розамунды в честь этой победы. По наущению королевы любовник и некий оруженосец закололи короля во время дневного сна. Честь племени для Розамунды оказывается дороже супружеских клятв.

Особую роль в истории Италии в VII веке сыграла известная королева Теоделинда (589–627). Алеманнская принцесса, вышедшая замуж за короля Аутари (584–590), после его кончины передала власть второму супругу Агиульфу (591–616), в счастливом браке с которым и родила наследников. Государственная деятельность Теоделинды связана с обширной программой, которая будет осуществляться в течение последующего столетия. Сущностной ее частью было сближение с римской церковью, основание храмов и монастырей, а также активная миссионерская работа среди лангобардов.

Франкские короли из рода Меровингов уже к середине VI века завершили завоевание Аквитании и Бургундии и овладели почти всей Галлией, одной из самых романизированных и богатых провинций Римской империи. Вражда пронизывала взаимоотношения многочисленных особ королевской крови. Одними из главных действующих лиц были королевы. В «Истории франков» Григория Турского они прежде всего связаны с династическими сокровищами. Автор упоминает по крайней мере шесть хранительниц: Галсвинту (умерла в 570/71), жену Хильперика I; жестокую Фредегонду (умерла в 597), царственную вдову; Ригунту, нареченную вестгота Реккареда I (586–601); Брунгильду (умерла после 589), дочь Атанагильда; Теодогильду, третью жену короля Хариберта I; Нантехильду (умерла в 642), жену короля Дагоберта I.

В особо мрачные тона окрашен образ Фредегонды, женщины враждебной богу и людям, по словам Григория Турского. Он обвиняет Фредегонду в причастности ко всем убийствам членов королевской семьи, а также зависти и отступничестве. В свидетельствах подчас трудно отделить правду от вымысла, жизненные факты от фантастических преувеличений, что, однако, не умаляет коварства Фредегонды. Среди образов жен меровингских правителей она охарактеризована наиболее колоритно и отчетливо. Путем интриг, подлога и убийств коварная Фредегонда становится супругой короля франков Хильперика I. Она и в дальнейшем не проявляла жалости, продолжая интриговать и порой была вынуждена укрываться от смертельной опасности под защитой церковных стен. В ссоре с собственной дочерью Ригунтой королева едва не убивает девушку, пытаясь задавить ее крышкой сундука с драгоценностями.

Вероятно, самой знаменитой историей, соединяющей сложные политические интриги и роковую роль женщины, в форме героического эпоса донесла до нас «Песнь о Нибелунгах». В основе рассказа о деяниях Зигфрида, судьбоносных красавицах и несметных богатствах карликов, вывозившихся возами, лежит рассказ о гибели бургундского королевства VI века на Роне, смешавшийся с воспоминаниями о трагической гибели другого королевства варваров в V веке на Рейне.

Необузданный накал страстей в династических делах раннесредневековой Европы был вызван не только влиянием яростных движений душ их участников, но и важной ролью королев в процессе наследования священной власти. Женщина королевской крови была подобна драгоценности казны, важнейшего символа власти в то неспокойное время, когда кровной связи придавалось почти магическое значение. Королева выступала связующим звеном в цепи поколений правителей, причем звеном бесценным. Так, в случае вдовства она становилась символическим «сосудом» той царственной благодати, коей была наделена супружеская пара правителей. В отождествлении кровной связи с преемственностью королевской власти было заложено многое от сакрального отношения к действительности, и лишь едва ощутимо христианское истолкование законов провидения.

Взгляд современного историка падает на запутанный клубок событий, отравленный неистовыми страстями их участников. Любовь и ненависть тесно переплетались в физической борьбе за престол и власть. Движимые архаическими представлениями, продолжавшими таиться в тени дворцовой жизни, властители эпохи Великого переселения народов, тем не менее, открыли новый этап европейской истории. Сокровища и троны, обагренные кровью, яростные битвы и интриги – начало погружения в этот героический мир. Сложение образа власти, мощной, основанной на уважении всех членов племени, и силы, как ничто другое выражает движение души эпохи в формах хоть и грубоватых, но не лишенных привлекательности в своей резкой прямолинейности.

ЗС 08/2013

Номера журнала

 

Читать номера on-line

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source