Знание-сила

Знание-сила научно-популярный журнал

Вход Вход
iiene     
Он-лайн ТВ Знание - Сила РФ Проекты Фотогалереи Лекторий ЗС

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Горячая новость:
Покупайте журнал «ЗНАНИЕ-СИЛА» в киосках города
 

 





СВЕЖИЙ НОМЕР


Органические молекулы в космосе
 
 
 Самое интересное 
Самые яркие статьи за все годы существования журнала. Пока выложены только статьи 2007-2010 годов, но мы работаем над продолжением этого.
На пороге нового варварства

Михаил Делягин,  директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук.

Дискуссия, вокруг которой сложилась Главная тема восьмого номера журнала за прошлый год под названием «Конец фундаментальной науки?», казалось бы, не оставила камня на камне от позиции автора нашумевшей книги под аналогичным заглавием Дж. Хоргана. Однако события ушедшей осени ожидаемо актуализировали поставленную проблему и заставили к ней вернуться.

Обращения отечественных и зарубежных ученых, крайне озабоченных состоянием наших науки и образования, в верхние эшелоны российской власти; заявленная президентом модернизация страны, опирающаяся на инновационные прорывы; отказ от института вроде бы только созданных госкорпораций как бесперспективной формы обеспечения этих самых прорывов; новые инициативы по преобразованию высшей и средней школы…

Список можно продолжить, но и так ясно, что все упомянутое теснейшим образом связано с судьбой фундаментальной науки и ее способностью помочь в поиске ответов на накопившиеся и грядущие вызовы.

В приходящих нам — прямых и косвенных — откликах на эту тему она получает порой неожиданное развитие, заставляя с новых позиций и, по нашему мнению, не менее глубоко, чем у Дж. Хоргана, взглянуть на проблемы эволюции научного знания — как на родине, так и за ее пределами, как с академической точки зрения, так и глазами практика.

Несколькими подобными откликами сегодня делятся с читателями представители разных предметных областей и разного научного статуса. Такой подход нам хотелось бы сохранить в дальнейшем, чтобы высветить при обращении к поднятой теме и иные ее грани.

Новая реальность: технологии формирования сознания

Человечество начало глобальный переход к новому состоянию, к иной организации самого общества, чем та, к которой мы привыкли и с которой традиционно отождествляем себя. Этот переход идет по нескольким разным направлениям. Мы воспринимаем его как волну разнообразных кризисов. А между тем связь между ними очевидна.

Мы не склонны обнаружить и исследовать эту связь не только потому, что наше знание имеет, как правило, отраслевой характер. Дело еще и в страхе. Страшно дать себе отчет в том, что кризисы более глубоки и требуют от нас больших изменений, чем те, которые мы готовы признать. В результате мы не просто не видим за деревьями леса. Мы боимся его увидеть, подозревая, что он потребует от нас жертв, думать о которых не хочется.

Те же технологии, которые максимально упростили все виды коммуникации -что и лежит в основе феномена глобализации, — сделали формирование человеческого сознания самым выгодным из общедоступных видов бизнеса. «Общедоступный» и притом «самый выгодный» — значит массовый и, строго говоря, основной вид деятельности развитой части человечества.

Это качественное изменение — фундаментально. Оно меняет сам характер развития.

Если раньше на всем протяжении своего существования человечество выживало и развивалось за счет преобразования окружающей среды, то теперь оно — впервые! — пытается развиваться за счет изменения самого себя.

С экологической точки зрения это прекрасно. Человечество, вероятно, ощутив приближающиеся пределы допустимого антропогенного воздействия на природную среду, начало само приспосабливать себя к ней.

Однако формирование человеческого сознания ведется стихийно, хаотично и, строго говоря, случайно. И степень соответствия сознания, сформированного таким образом, реальности, и степень его устойчивости — неизвестны.

Последствия этого многообразны. Скажем лишь о тех, что касаются познания и образования.

 Ненужность знания?

На протяжении последних веков — как минимум с начала эпохи Просвещения — овладение знаниями, получение новой информации об окружающем мире было если не непременным условием, то, во всяком случае, одним из ключевых и наиболее надежных способов повышения социального статуса. Поразительно, но мы, похоже, не заметили: уже почти два десятка лет назад глобализация это правило отменила.

Сегодня возможности социального подъема людей, занятых именно получением и освоением новых знаний, хотя в разных обществах и различны, но даже там, где в целом высоки, все равно довольно ограничены. Человеческая деятельность стала такой специализированной, что достижение социального успеха отвлекает слишком много сил и времени. Оно превратилось в отдельное самостоятельное занятие, уже почти несовместимое с осознанием окружающего мира.

Фундаментальная причина этого — резкая интенсификация коммуникаций, связанная с глобализацией. Вы либо постигаете истину, либо реализуете уже постигнутое кем-то помимо вас, переводя его в ценности — материальные или социальные. Это два разных вида деятельности, и успешно совмещать их крайне сложно. Немногие исключения, как обычно, лишь подчеркивают правило.

Самоотверженное постижение истины переродилось в обслуживание общественных интересов при помощи сложнейшим образом построенных ритуалов и неформальных, но от этого не менее циничных и пренебрегающих познанием мира, согласований. Это необходимо, но это — не инструмент технологического прогресса. И несмотря на активное освоение существующих технологий, в том числе влияющих на общественные отношения — Интернет, мобильная связь, — глобализация стала уникальным временем в том смысле, что качественно новые технологические принципы уже практически не появляются.

Это вызвано, среди прочего, и тем, что изменились механизмы социального успеха. Чтобы его достичь сегодня, требуется прежде всего грамотная социальная коммуникация, умение правильно вращаться в правильно выбранных сообществах. А поиск истины как таковой лишь отвлекает, отнимает время и силы у этого ключевого занятия.

В результате происходит жесткий отбор: кто-то специализируется на постижении знаний, кто-то — на достижении социального успеха, который не требует теперь даже простого паразитирования на добываемых кем-то знаниях. И то, и другое требует слишком много человеческого. Грубо говоря, вы тратите время либо на успех в обществе, либо на получение новых знаний. И на то, и на другое одновременно вполне объективно не хватает ни времени, ни сил.

Образование как контроль и наука как ритуал

Ситуация усугубляется и тем, что меняется основная функция образования, в том числе и высшего.

Десоциализация растет; «средний класс» уничтожается распространением сверхпроизводительных информационных технологий. И функцией образования снова, как в XIX веке и как в массовом образовании ХХ века, становится обеспечение покорности, социальный контроль за основной массой населения развитых обществ.

Это видно на всей эволюции системы образования развитых стран. Даже элитное образование готовит преимущественно «социальных контролеров» — управленцев высокого уровня. Подготовка ученых выродилась в подготовку администраторов от науки, и теперь современные развитые страны существуют за счет импорта специалистов. Возможности его, однако, сокращаются по мере того, как распространяются западные стандарты образования, которые подменяют созидание человеческой личности ее обуздыванием.

Вместо творцов современная система образования готовит контролеров и контролируемых. Это становится совершенно неприемлемым для человечества, характер развития которого именно сейчас, кардинально повышая роль творческого труда, требует массового «растормаживания» в человеке творческих способностей!

Это растущее несовпадение технологических потребностей человечества в творцах и стремление системы образования к ограничению творческих способностей людей, вызванное стремлением к социальному контролю, а элит развитых стран к самосохранению, грозит человечеству новыми катаклизмами.

В науке, в свою очередь, произошло четкое разделение на администраторов, которые управляют ресурсами и направляют исследования, и исследователей, которые пытаются получать новые знания.

В результате и знание, и наука становятся социально малозначимыми, а подготовка решений, в том числе важнейших государственных, все больше основывается на эмоциях и предрассудках, а не на фактах.

В последние 15 лет наука превратилась из поиска истины в сложный социальный ритуал, вполне бесполезный с точки зрения общественного развития. На поверхности это ярче всего проявляется в финансировании на основе грантов, которые требуют заранее предсказуемого результата, в угасании прорывных исследований и в раздувании разного рода «панам» от торсионных полей до водородной энергетики. Во всем мире официальная наука стала новым социальным укладом — не менее важным для национальных самосознаний, чем социальный уклад французских крестьян в 50-е — 70-е годы ХХ века, но обычно еще менее полезным.

А ведь фундаментальная наука, будучи задушенной или вульгаризированной, больше не восстанавливается. Ее кризис маскирует собой то, что она перестала быть главной производительной силой.

Ведь, как я уже говорил, с началом глобализации человечество перенесло центр приложения своих сил с изменения мира на изменение самого себя — в первую очередь своего собственного сознания.

Предметом труда, подлежащим изменению, все меньше становится окружающий мир и все больше — человеческое сознание. Соответственно и производство во все большей степени — изготовление уже не материальных предметов или, как переходного этапа, услуг, но создание и поддержание определенных состояний человеческого сознания.

Чтобы менять мир, в том числе и социальную его составляющую, надо было его знать — и наука, которая это знание обеспечивала, была важнейшим инструментом человечества. Однако сегодня надо менять уже не весь мир, но лишь сознание человека. Соответственно сфера первоочередной значимости резко сжалась с науки, изучающей все сущее, до узкого круга людей, изучающих человеческое сознание и методы работы с ним. В силу специфики предмета (объектом изучения является сам инструмент этого изучения — сознание человека) те, кто работает с человеческим сознанием, — как правило, практики, ограниченные своей ориентацией на достижение конкретного результата. С другой стороны, их способности к познанию ограничены не только узко практической направленностью их деятельности, но и тем, что она направлена в том числе и на их собственное сознание, которое непрерывно трансформируется в соответствии с текущими управленческими и производственными процессами, но отнюдь не в соответствии с объективной истиной, лежащей, как правило, далеко за рамками этих процессов.

В итоге социальный подъем личности обеспечивается уже не овладением актуальными знаниями и даже не приращением их, а манипулятивными способностями, в том числе и достаточно примитивными.

Это — закрытие научно-технической революции, в 50-е годы уже прошлого века кардинально изменившей мир, и более того: резкое ограничение возможностей человечества.

Может быть, это проявление инстинкта самосохранения? Возможности человечества по изменению мира настолько обогнали его способность осмысливать последствия своих действий, что возникла объективная потребность, как выразился по другому поводу канцлер Горчаков, «сосредоточиться». 

Новые технологии добывания и освоения знаний в свое время, вероятно, исправят положение. Но пока мы погружаемся в новое варварство: социальный успех, а значит, и власть становятся уделом людей, которые последовательно пренебрегают знаниями.

ЗС 01/2010

Номера журнала

 

Читать номера on-line

 

вернуться


Карта сайта | Контактная информация | Условия перепечатки | Условия размещения рекламы

«Сайт журнала «Знание-сила»» Свидетельство о регистрации электронного СМИ ЭЛ №ФС77-38764 от 29.01.2010 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
© АНО «Редакция журнала «Знание-сила» 2012 год

По техническим вопросам функционирования сайта обращайтесь к администратору

При поддержке медицинского портала ОкейДок


Rambler's Top100
av-source